14




Рената помедлила у двери, а затем, зная, что Кассандра почувствовала ее присутствие, вошла без стука. Та была не в постели, хотя все еще выглядела бледной и измученной. Она держала на коленях полотно и мелкими, аккуратными стежками вышивала лепесток какого-то цветка. Когда взгляд Ренаты упал на ее работу, Кассандра покраснела и отложила вышивку в сторону.
- Мне стыдно тратить время на такое глупое занятие, - сказала она.
- Почему? - спросила Рената. - Меня тоже учили никогда не сидеть без дела, если у меня есть свободное время, чтобы не отвлекаться на собственные горести и проблемы. Хотя я так и не научилась делать такие ровные стежки... Теперь ты чувствуешь себя лучше?
Кассандра вздохнула:
- Да, я выздоровела. Наверное, мне пора занять свое место среди вас. Наверное... - У нее перехватило дыхание, но Рената, обладавшая даром эмпатии, уловила ее невысказанные слова: "Наверное, все знают о том, что я пыталась наложить на себя руки, и презирают меня".
- Все мы испытываем к тебе только симпатию и сожалеем о том, что, когда ты была несчастна, ни у кого не нашлось достаточно сочувствия, чтобы утешить тебя.
- Однако я слышу шепотки вокруг, хотя и не могу понять, что происходит. О чем ты умалчиваешь, Рената? Что вы все скрываете?
- Ты знаешь, что война началась снова... - начала было Рената.
- Эллерт отправляется на войну! - С губ Кассандры сорвался страдальческий стон. - И он мне ничего не сказал!
- Если он медлил с этой вестью, чиа, то лишь из опасения, что тобою снова овладеет отчаяние и ты совершишь какой-нибудь необдуманный поступок.
Кассандра опустила глаза; несмотря на мягкий тон, это был упрек, причем заслуженный.
- Нет, этого больше не случится. Теперь уже нет.
- Эллерт не собирается на войну, - сказала Рената. - Его посылают в земли, которые пока что остаются нейтральными. Прибыл посланец из Каэр-Донна, и Эллерт отправится сопровождать его. Лорд Элхалин послал его с какой-то важной миссией к горцам Хеллеров.
- И я поеду вместе с ним? - Кассандра затаила дыхание, и на ее лице отразилась такая чистая радость, что Рената с большой неохотой решилась разочаровать ее.
- Нет, милая. Сейчас это не твой жребий. Ты должна остаться здесь. Ты очень нуждаешься в тренировке, которую мы можем тебе дать. Когда овладеешь своим _лараном_, с тобой больше никогда не произойдет того, что случилось недавно. А поскольку я покидаю Башню, ты очень понадобишься здесь в качестве Наблюдающей. Мира скоро начнет учить тебя.
- Я буду Наблюдающей? Правда?
- Да. Ты достаточно долго работала в круге, поэтому твои таланты хорошо известны нам. Корин сказал, что из тебя выйдет замечательная Наблюдающая. После нашего отъезда здесь едва наберется опытных работников на два матриксных круга, и для каждого круга понадобится своя Наблюдающая.
- Значит, быть по сему. - Кассандра немного помолчала. - В любом случае мне выпал более счастливый жребий, чем любой из женщин моего клана, которым остается лишь смотреть, как их мужья уходят на войну, навстречу возможной гибели. У меня есть полезная работа, и Эллерт может не бояться, что он оставит меня с ребенком.
Заметив вопросительный взгляд Ренаты, она опустила голову.
- Мне стыдно, Рената. Возможно, ты не знаешь... Мы с Эллертом поклялись друг другу, что наш брак останется целомудренным. Я... я соблазнила его, и он нарушил клятву.
- Кассандра, Эллерт взрослый мужчина и вполне способен принять самостоятельное решение. - Рената подавила желание рассмеяться. - Я сомневаюсь, что его самолюбию польстила бы мысль, что ты изнасиловала его.
Кассандра густо покраснела.
- И все же, если бы я оказалась сильнее, если бы смогла совладать со своими чувствами...
- Что сделано, того не изменишь. Все кузнецы преисподен Зандру не смогут спаять одно разбитое яйцо. Ты не хранительница совести Эллерта. Теперь ты можешь только смотреть вперед. Может быть, это и к лучшему, что Эллерт на время покинет тебя. Вы оба получите возможность решить, что вам нужно от жизни.
Кассандра покачала головой:
- Как я могу одна принимать решение, касающееся нас обоих? Пусть Эллерт скажет, что ожидает нас впереди. Он мой муж и повелитель.
Внезапно Ренату охватило раздражение.
- Именно такое поведение сделало женщин Доменов тем, во что они сейчас превратились. Во имя благословенной Кассильды, дитя, неужели ты все еще думаешь о себе как о приспособлении для рождения сыновей и игрушке для чужой похоти? Проснись, девочка! Неужели ты считаешь, что это все, чего Эллерт хочет от тебя?
Кассандра изумленно заморгала:
- Но кто же я в таком случае? Кем еще может быть женщина?
- Ты не женщина, - сердито отрезала Рената. - Ты еще ребенок, и это ясно из каждого твоего слова. Послушай меня, Кассандра. Во-первых, ты человеческое существо, дитя богов, дочь своего клана, обладающая даром _ларана_. Ты думаешь, что он дан тебе лишь для того, чтобы ты могла передать его своим сыновьям? Ты работаешь с матриксом и скоро станешь Наблюдающей. Неужели ты в самом деле полагаешь, что не пригодишься Эллерту ни для чего иного, кроме постельных забав и деторождения? Великие боги, да ведь _это_ он может получить от любой наложницы или от _ришьи_...
Кассандра снова покраснела, но теперь от гнева.
- Не подобает говорить о таких вещах!
- Подобает только делать их, верно? - презрительно бросила Рената, сама не на шутку рассердившись. - Боги сотворили нас мыслящими существами; неужели ты думаешь, что они хотели сделать женщин лишь инструментом для продолжения рода? Если так, то почему у нас есть _ларан_, разум и язык, чтобы выражать наши мысли, а не только смазливые мордашки, половые органы, чрево для вынашивания детей и груди для вскармливания? Неужели ты полагаешь, будто боги не представляли, что они делают?
- Я вообще не верю в богов! - выкрикнула Кассандра. Горечь, звучавшая в ее голосе, была такой сильной, что гнев Ренаты моментально улетучился. Она слишком хорошо знала это чувство и сама еще не вполне избавилась от него.
- Я не собиралась ссориться с тобой. - Она нежно обняла девушку. - Ты еще молода и неопытна. Когда научишься пользоваться своим _лараном_, ты начнешь по-другому смотреть на вещи. Когда-нибудь ты перестанешь полагаться на Эллерта в решениях, будешь сама отвечать за свои поступки.
- Я никогда не думала об этом, - прошептала Кассандра, уткнувшись лицом в плечо Ренаты. - Если бы я была сильнее, я не стала бы возлагать на него такую ношу. Я винила его в своих несчастьях, однако он делал лишь то, что был обязан. Научат ли меня здесь быть сильной, Рената? Такой же сильной, как ты?
- Надеюсь, ты будешь сильнее меня, чиа, - ответила Рената, поцеловав девушку в лоб. Но ее одолевали мрачные мысли. "Я держу наготове добрые советы для других, однако не в состоянии справиться с собственной жизнью. Уже третий раз убегаю от брака, отправляясь с неизвестной миссией в Алдаран, к девушке, которую не знаю и до которой мне нет никакого дела. Мне следовало бы остаться здесь и бросить вызов отцу, а не бежать в Алдаран. Кем мне приходится эта девчонка, что я должна наплевать на собственную жизнь ради того, чтобы помочь ей?"
Однако она знала, что выбор определялся ее положением _лерони_, имеющей врожденный талант и прошедшей полный курс обучения в Башне. Такая честь обязывала ее делать все возможное, чтобы помочь другим, менее удачливым, овладеть своим непрошеным или опасным _лараном_.
Кассандра уже успокоилась.
- Эллерт уедет, не попрощавшись со мной? - спросила она.
- Нет, дитя мое. Конечно же нет. Корин уже разрешил ему покинуть круг. Сегодняшнюю ночь вы проведете под одной крышей и сможете надлежащим образом попрощаться друг с другом.
Она не сказала Кассандре о том, что будет сопровождать Эллерта в его поездке на север; об этом должен был сообщить сам Эллерт, в то время и в тех выражениях, которые сочтет необходимыми.
- В любом случае при нынешнем положении дел один из вас должен уехать, - добавила она. - Ты знаешь, что, когда в круге начнется серьезная работа, вам придется жить порознь и хранить целомудрие.
- Не понимаю, - пробормотала Кассандра. - Корин и Ариэлла...
- ...вместе работают в матриксном круге больше полутора лет, - закончила Рената. - Они знают границы дозволенного и никогда не перейдут их. Придет день, когда ты тоже это узнаешь, но пока что тебе будет слишком трудно придерживаться ограничений и постоянно напоминать себе о них. Тебе пора учиться, ни на что не отвлекаясь, а Эллерт будет... - она лукаво улыбнулась, - будет именно таким отвлекающим фактором. Ах, эти мужчины! Мы не можем жить ни с ними, ни без них.
Кассандра рассмеялась, но в следующее мгновение ее лицо снова омрачилось.
- Я знаю, что ты говоришь правду, однако не могу вынести мысли о том, что Эллерт должен покинуть меня. Ты никогда не любила, Рената?
- Нет, чиа; во всяком случае, в том смысле, какой ты вкладываешь в это слово.
Рената привлекла Кассандру к себе, остро ощущая своим эмпатическим _лараном_ страдание другой женщины. Кассандра беспомощно расплакалась у нее на груди:
- Что мне делать, Рената? Что я могу сделать?
_Лерони_ покачала головой, отсутствующе глядя в пространство. "Узнаю ли я когда-нибудь, что означает любовь? Захочется ли мне узнать, или подобное чувство - лишь ловушка, в которую женщины попадают добровольно, отказываясь от права распоряжаться своей жизнью? Не так ли все женщины Доменов стали не более чем роженицами и игрушками для чужой похоти?" Но страдания Кассандры были для нее более чем реальными. Глубина чужих эмоций смущала и беспокоила Ренату.
- Если ты так горюешь, милая, то ты можешь сделать так, что разлука с тобой окажется невыносимой. Он будет слишком бояться за тебя, чувствовать себя виноватым при мысли о том, что он оставляет тебя в таком отчаянии.
Кассандра с трудом удержалась от рыданий.
- Ты права. Я не должна прибавлять к его страданиям свои. Я не первая и не последняя жена Хастуров, которой суждено увидеть, как муж уезжает от нее, не зная, когда он вернется и вернется ли вообще. Но его честь и успех его миссии находятся в моих руках, и к этому следует относиться серьезно. - Она упрямо выставила свой маленький подбородок. - Я найду в себе силы проститься с ним. Скрепя сердце. Но, по крайней мере, я буду знать, что Эллерт отправляется в путь без страха за меня.


На следующий день из Хали на север выехал маленький отряд. Донел, как гонец лорда Алдарана, скакал впереди; Эллерта сопровождали знаменосец, положенный ему как наследнику Элхалина, и стражник с белым флагом. Он не взял себе даже телохранителя. Рената тоже отказалась от свиты, заявив, что в военное время такие излишества непозволительны. С ней отправилась лишь пожилая горничная Люсетта - незамужняя женщина в Доменах не могла путешествовать без старшей спутницы.
Эллерт ехал молча, отдельно от остальных, терзаемый воспоминаниями о Кассандре в момент их прощания. Он думал о ее прекрасных глазах, наполненных слезами, и о мужественных попытках удержаться от рыданий. По крайней мере, жена не беременна; в этом боги сжалились над ними.
Если боги в самом деле существуют и если им есть дело до человечества...
Хастур мог слышать, как Рената, скачущая впереди, оживленно беседует с Донелом. Они оба казались очень молодыми и веселыми. Эллерт знал, что он старше Довела лишь на три-четыре года, но чувствовал себя глубоким стариком. "Видеть то, что будет, то, что может случиться, и то, чего не случится никогда... Я как будто проживаю целую жизнь с каждым прошедшим днем". Он завидовал юноше.
Они ехали по земле, изуродованной шрамами войны: мимо почерневших полей со следами огня, домов с сорванными крышами, покинутых ферм. По дороге попадалось так мало путешественников, что на второй день Рената перестала закрывать голову капюшоном своего плаща, как того требовали приличия.
Однажды над ними пролетел аэрокар; он сделал круг и снизился, чтобы изучить путников, затем заложил крутой вираж и умчался на юг. Стражник, везущий флаг, подъехал к Эллерту.
- Несмотря на наш флаг, _ваи дом_, лучше бы вы согласились взять сильный эскорт, - с беспокойством сказал он. - Эти ублюдки из Риденоу могут не проявить уважения даже к белому флагу, а увидев ваше знамя, не погнушаются захватить наследника Элхалина и держать его ради выкупа. Такое уже случалось.
- Если они не проявят уважения к белому флагу, то нам незачем воевать с ними, - сухо отозвался Эллерт. - В таком случае они не проявят уважения ни к нашей победе, ни к условиям капитуляции. Думаю, мы можем доверять нашим врагам в соблюдении правил войны.
- Мне с трудом верится в правила войны, _дом_ Эллерт, с тех пор, как я впервые увидел деревню, обращенную в пепел клингфайром. Не уцелел никто. Погибли не только солдаты, но и старики, и женщины, и маленькие дети. Я предпочел бы верить в правила войны, имея за спиной внушительную силу.
- Мой _ларан_ не предсказывал возможность нападения, - заметил Эллерт.
- В таком случае вам повезло, _ваи дом_, - мрачно ответил стражник. - Я не могу найти утешения в предвидении или в другом волшебном искусстве.
На третий день путешествия они пересекли дорогу, ведущую к реке Кадарин, отделявшей Нижние Домены от владений горных лордов - Алдаранов, Ардаисов и менее родовитых дворян Хеллеров. Прежде чем они начали спускаться, Рената оглянулась на земли, откуда они пришли. С возвышенности можно было видеть большую часть территории Нижних Доменов. Окинув взглядом отдаленные холмы и Башни, _лерони_ испуганно вскрикнула: к югу от Килгард-Хиллс бушевал лесной пожар.
- Смотрите, где горит! Он обязательно перекинется на земли Элтонов!
Эллерт и Донел, оба телепаты, уловили ее мысль: "Значит, и мой дом тоже может сгореть, погибнув в войне, к которой мы не имеем никакого отношения?"
- Теперь мне хотелось бы обладать твоим даром предвидения, Эллерт, - дрожащим голосом сказала она.
Панорама Нижних Доменов развернулась перед глазами Эллерта, он прикрыл веки в тщетной попытке отгородиться от калейдоскопических вариантов будущего, рисуемых его _лараном_. Если могущественный клан Элтонов вступит в эту войну, подвергнувшись вероломному нападению, ни одно поместье, ни один замок в Доменах не останется в безопасности. Для Элтонов не будет иметь значения, были ли их дома сожжены умышленно или же погибли в вышедшем из-под контроля пламени, направляемом для атаки в другое место.
- Как они осмелились использовать лесной пожар в качестве оружия? - гневно спросила Рената. - Они же знали, что пожаром нельзя управлять, что огонь отдан на милость ветров, над которыми они не властны!
- Нельзя, - согласился Эллерт, стараясь утешить ее. - Но некоторые _лерони_ - и ты знаешь об этом - могут использовать свою силу, чтобы нагнать облака и остановить пожар с помощью дождя или даже снега.
Донел подъехал ближе к Ренате.
- Где ваш дом, леди? - спросил он.
Она указала направление, протянув руку:
- Там, между озерами Миридон и Марипоза. Мой дом за холмами, но озера видны отсюда.
Загорелое лицо Донела немного просветлело.
- Не бойтесь, дамисела. Видите - пожар двинется вверх по тому склону. - Он махнул рукой. - А там ветер повернет его в обратную сторону. Все выгорит до завтрашнего заката.
- Молюсь, чтобы ты оказался прав, - отозвалась Рената. - Но ведь это лишь догадки, верно?
- Нет, леди. Разумеется, вы сами это поймете, как только успокоитесь. С вашим опытом вам не составит труда прочесть воздушные потоки и увидеть, _куда_ подует ветер. Для _лерони_ это несложная задача.
Эллерт и Рената смотрели на Донела с удивлением, к которому примешивалось восхищение.
- Когда я изучала историю генетической программы, мне приходилось читать о подобном _ларане_, - наконец сказала девушка. - Но от него отказались, поскольку он был трудноуправляемым. Однако этим даром не обладали ни Хастуры, ни Деллереи. Может быть, ты сродни Сторнам или Рокравенам?
- Алисиана из Рокравена, четвертая дочь старого лорда Вардо, была моей матерью.
- Вот как? - Рената с нескрываемым любопытством взглянула на юношу. - Я считала этот _ларан_ вымершим, поскольку он приходит к ребенку еще до рождения и обычно убивает мать при родах. Твоя мать выжила после твоего рождения?
- Да, - ответил Донел. - Но она умерла при родах моей сестры Дорилис - той самой, которая будет отдана на ваше попечение.
_Лерони_ покачала головой:
- Значит, проклятая генетическая программа рода Хастуров оставила свои отметины и в Хеллерах! Твой отец обладал _лараном_?
- Не знаю, - отозвался Донел. - Я даже не помню его лица. Но моя мать была очень слабой телепаткой, а Дорилис вообще не может читать мысли. Должно быть, то, что я имею, досталось мне от отца.
- Твой _ларан_ постепенно пришел к тебе в детстве или неожиданно проявился в подростковом возрасте?
- Способность ощущать воздушные потоки и предвидеть наступление грозы была со мной с тех пор, как я себя помню, - ответил Донел. - Но тогда я считал ее не _лараном_, а обычным даром, в той или иной степени доступным любому человеку, вроде музыкального слуха. Когда я вырос, то немного научился управлять молниями. - Он рассказал о том, как в детстве отвел молнию, что могла ударить в дерево, под которым прятались они с матерью. - Но я могу использовать этот дар лишь в случае крайней необходимости, поскольку потом мне приходится долго восстанавливать силы. Поэтому я стараюсь лишь видеть движение стихий, а не управлять ими.
- Это самое мудрое решение, - согласилась Рената. - Все, что мы знаем о необычных формах _ларана_, научило нас тому, как опасно играть с этими силами: проливаешь дождь в одном месте и вызываешь засуху в другом. Один мудрец сказал: "Неразумно спускать с привязи огнедышащего дракона, чтобы поджарить себе кусок мяса". Однако я вижу, ты носишь звездный камень.
- Он маленький и служит лишь для забавы. Я могу левитировать, управлять планером, и знаю несколько мелочей, усвоенных от _лерони_ нашей семьи.
- Телепатия тоже развилась у тебя с раннего детства?
- Нет. Она проявилась в пятнадцать лет, когда я уже не ожидал ничего подобного.
- Ты сильно страдал от пороговой болезни? - спросил Эллерт.
- Не слишком. Я испытывал головокружение и дезориентацию в течение одного-двух месяцев. В основном меня удручало то, что в это время приемный отец запрещал мне пользоваться планером. - Донел рассмеялся, но они оба могли прочесть его мысли: "Я и не подозревал, как сильно мой приемный отец любит меня, пока не почувствовал его страх за меня во время пороговой болезни".
- Судорог и конвульсий не было?
- Нет, ничего похожего.
Рената кивнула:
- В некоторых линиях пороговая болезнь проявляется гораздо сильнее, чем в других. У тебя, похоже, была сравнительно слабая форма, но в роду Алдаранов она летальна. В вашей семье случайно нет примеси крови Хастуров?
- Не имею ни малейшего представления, дамисела, - сдержанно отозвался Донел, но они уловили его возмущение, столь же отчетливое, как если бы он говорил вслух: "Разве я скаковая лошадь или племенной жеребец, чтобы судить обо мне по моей родословной?"
Рената громко рассмеялась:
- Прости меня, Донел. Возможно, я слишком долго жила в Башне и не учла, насколько оскорбительным может показаться подобный вопрос. Я столько лет занималась этими вещами! Хотя, честно говоря, друг мой, если мне предстоит обучать твою сестру, то я в самом деле должна изучить ее родословную и наследственность так же серьезно, как если бы она была племенной кобылой или чистопородной гончей. Нужно выяснить, какой _ларан_, какие летальные и рецессивные гены она может носить в себе. Даже если сейчас они не проявляются, неприятности могут начаться, когда наступит пора созревания. Но прошу меня извинить: я не собиралась тебя оскорблять.
- Это я должен просить у вас прощения, дамисела. Вы стремитесь помочь моей сестре, а я...
- Тогда давай простим друг друга, Донел, и останемся друзьями.
Наблюдая за ними, Эллерт ощутил неожиданный приступ зависти к этим молодым людям, которые могли смеяться, флиртовать и наслаждаться жизнью, даже обремененные предчувствием грядущих несчастий. Потом он устыдился. Доля Ренаты была нелегкой; она могла возложить всю ответственность на отца или мужа, однако с детства работала над собой и отвечала за свои поступки. Донел тоже не был беззаботным юнцом: он жил с сознанием странного _ларана_, который мог разрушить его жизнь и жизнь сестры.
Эллерт подумал, что каждое человеческое существо, возможно, идет по тропинке над пропастью, такой же бездонной, как и его собственная. Вдруг понял, что ведет себя так, как будто он один несет в себе ужасное проклятье, в то время как все остальные веселы и беззаботны. Постепенно им овладевали совершенно новые, необычные мысли: "Может быть, из-за неварсинского воспитания я отношусь к жизни с преувеличенной серьезностью? Если они могут жить со своей ношей и при этом сохранять легкость в сердце и радоваться миру, то, наверное, они мудрее меня".
Когда Эллерт подъехал к своим спутникам, он улыбался.


Они прибыли в Алдаран ранним вечером серого и дождливого дня. Вместе с дождем на землю падал мокрый снег. Рената надвинула на лицо капюшон и плотно обмотала шарфом нижнюю часть лица. Знаменосец убрал флаг, чтобы защитить его от непогоды, и ехал с суровым видом, закутавшись в дорожный плащ. Эллерт обнаружил, что здесь, на высоте, его сердце временами начинало гулко стучать, а голова немного кружилась от разреженного воздуха. Зато Донел с каждым часом, казалось, становился все более беззаботным, молодым и веселым, как если бы разреженный воздух и плохая погода были для него верными признаками возвращения домой. Даже в дождь он ехал с непокрытой головой, откинув капюшон плаща, не обращая внимания на мокрый снег. Его лицо раскраснелось от ветра и холода.
У подножия склона, ведущего к замку, Донел помедлил и помахал рукой, словно подавая какой-то сигнал.
- Мы должны взбираться вверх по этой козьей тропке? - недовольно проворчала горничная Ренаты. - Может быть, им кажется, будто мы умеем летать?
Даже Рената выглядела немного озабоченной.
- Это цитадель Алдарана? Она выглядит такой же неприступной, как Неварсин.
Донел рассмеялся:
- В старые дни, когда предкам моего отца приходилось отстаивать замок силой оружия, его расположение сослужило хорошую службу... леди, - с неожиданной серьезностью добавил он. За время путешествия они стали друг для друга "Эллертом", "Донелом" и "Ренатой". Неожиданное возвращение к формальной учтивости заставило их осознать, что путь окончен и на каждого из них снова возложена ноша его судьбы.
- Полагаю, солдаты, охраняющие эти стены, знают, что мы не собираемся нападать на них, - буркнул стражник.
- Нет, наш отряд слишком малочислен, - успокоил его Донел. - Смотрите - вон на крепостной стене стоит мой приемный отец вместе с Дорилис! Судя по всему, он узнал о нашем прибытии.
Эллерт увидел, как лицо Донела на мгновение приобрело бесстрастное выражение - как у телепата, находившегося в контакте с человеком за пределами слышимости.
- В конце концов, лошадиная тропка не такая уж крутая, - весело сказал юноша секунду спустя. - С другой стороны замка есть лестница, высеченная в камне, длиной в двести восемьдесят девять ступеней. Может быть, вы, сестра, предпочитаете подняться таким способом? - спросил он, обратившись к Люсетте.
Та изобразила на лице притворный ужас.
- Тогда пошли. Мой приемный отец ждет нас.
За время долгой поездки Эллерт не раз применял технику, усвоенную в Неварсине, и удерживал калейдоскопические образы будущего на расстоянии. Поскольку он не мог ничего с ними поделать, размышления о них могли вызвать лишь страхи и жалость к себе, непозволительные в критические моменты. Необходимо принять свою судьбу, заглядывать вперед стоило лишь в тех случаях, когда появлялись веские причины полагать, что его выбор может принести пользу. Но когда путники достигли вершины крутого, продуваемого всеми ветрами склона и вступили в защищенный навесом внутренний двор, Эллерт понял, что уже проживал эту сцену в предвидении. Охваченный мгновенным замешательством, он услышал звонкий детский голос. Показалось, что полыхнула молния, и он физически сжался за долю секунды до того, как голос достиг его слуха. Нет - никакой опасности, никаких молний. Ничего, кроме радостного детского голоса, выкрикивавшего имя Довела. Маленькая девочка в развевавшемся на ветру длинном платье выбежала навстречу и обняла Донела.
- Я знала, что это ты и твои новые друзья! Эта женщина будет моей новой учительницей? Как ее зовут? Она тебе нравится? На что похожи равнины? Там действительно круглый год цветут сады, как я однажды слышала? А ты не видел какую-нибудь нечисть по дороге? Ты привез мне подарок? Кто эти люди и что за странные животные, на которых они едут?
- Тише, тише, Дорилис, - укоризненно произнес глубокий мужской голос. - Наши гости по праву сочтут нас горными варварами, если ты будешь болтать без умолку. Отпусти своего брата и приветствуй гостей, как подобает настоящей леди.
Донел позволил сестре крепко уцепиться за руку, но отпустил ее, когда Микел Алдаранский заключил его в объятия.
- Мне очень не хватало тебя, дорогой мой мальчик. Ты представишь мне наших почтенных гостей?
- Это Рената Лейнье, _лерони_ из Башни Хали, - сказал Донел.
Рената сделала глубокий реверанс.
- Вы оказали нам огромную честь, леди, и мы глубоко польщены. Позвольте мне представить вам свою дочь и наследницу, Дорилис Рокравен.
Дорилис стыдливо опустила глаза и присела в реверансе.
- _С'диа шайа, домна_, - пробормотала она.
Затем лорд Алдаран представил Ренате Маргали:
- Вот _лерони_, которая заботилась о девочке со дня ее рождения.
Рената внимательно взглянула на пожилую женщину. Несмотря на бледность и хрупкость черт, седеющие волосы и морщины, избороздившие ее лицо, в Маргали еще чувствовалась внутренняя сила. "Если она заботилась о девочке с младенчества, но Алдаран считает, что его дочери нужна более суровая опека, то чего, во имя всех богов, он так боится? Ведь я вижу перед собой лишь очаровательную маленькую девочку".
Донел представил Эллерта своему приемному отцу. Поклонившись старику, Хастур поднял голову и посмотрел на ястребиное лицо _дома_ Микела. Внезапно со смешанным ощущением приязни и страха он понял, что видел это лицо раньше в снах и видениях. Каким-то образом в руках этого горного лорда находился ключ к его судьбе, но Эллерт мог различить лишь комнату со сводчатым потолком, стены из белого камня, мерцающие огни и ощущение отчаяния. Он боролся с пугающими, непрошеными образами, пытаясь найти в них хоть какое-то рациональное зерно.
"Мой _ларан_ бесполезен, - подумал он. - Он годится лишь на то, чтобы пугать меня!"
Когда их вели по замку в подготовленные для них покои, Эллерт поймал себя на том, что нервно осматривается, надеясь увидеть комнату со сводчатым потолком - место, где могла разыграться какая-то еще неясная для него трагедия. Но не видел ничего похожего на это помещение. Возможно, с горечью подумал он, в замке Алдаран вообще нет такой комнаты. Возможно, ее вообще не существует.



далее: 15 >>
назад: 13 <<

Мэрион Зиммер Брэдли. Королева бурь
   КЭТРИН МУР - ПЕРВОЙ ЛЕДИ НАУЧНОЙ ФАНТАСТИКИ.
   1
   2
   3
   4
   5
   6
   7
   8
   9
   10
   11
   12
   13
   14
   15
   16
   17
   18
   19
   20
   21
   22
   23
   24
   25
   26
   27
   28
   29
   30