15




Проснувшись, Рената ощутила присутствие в комнате постороннего человека. Потом она увидела хорошенькое девичье лицо Дорилис, выглядывающее из-за занавески.
- Мне очень жаль, - застенчиво произнесла Дорилис. - Я разбудила вас, _домна_?
- Наверное. - Рената моргнула, стряхивая остатки сна, в которых мелькали крылья планеров, языки пламени и лицо Донела. - Но это не имеет значения, дитя; Люсетта все равно должна была разбудить меня к обеду.
Дорилис вышла из-за занавески и опустилась на край кровати.
- Ваше путешествие было не слишком утомительным, _домна_? Надеюсь, вы вскоре избавитесь от усталости.
Рената улыбнулась, слушая эту смесь ребяческой серьезности и формальной вежливости.
- Ты очень хорошо говоришь на языке каста, - заметила она. - Разве он здесь принят?
- Нет, - ответила Дорилис. - Но Маргали воспитывалась в Тендаре. Она говорит, что я должна научиться говорить на языке жителей равнин, так что если мне придется поехать в столицу, никто не сможет назвать меня горной дикаркой.
- Значит, Маргали превосходно справилась со своей работой, потому что у тебя очень правильное произношение.
- Вы тоже учились в Башне, _ваи лерони_?
- Да, но не нужно так формально обращаться ко мне. - Рената почувствовала, что девочка ей нравится. - Называй меня кузиной или родственницей, как пожелаешь.
- Вы выглядите очень молодо для _лерони_, кузина, - сказала Дорилис, выбрав наиболее интимное из двух обращений.
- Я начинала примерно в твоем возрасте... - начала было Рената, но вдруг замешкалась. Дорилис казалась слишком ребячливой для четырнадцати-пятнадцатилетней юной девушки, которой казалась. Если ей предстоит учить девочку, она должна положить конец забавам, запретить беготню с распущенными волосами и пронзительные вопли. Может быть, Дорилис немного слабоумная?
- Сколько тебе лет... пятнадцать? - осторожно спросила Рената.
Дорилис хихикнула и покачала головой:
- Все говорят, что я выгляжу на пятнадцать, и Маргали постоянно твердит мне, что я уже слишком взрослая то для одного, то для другого. Но мне еще одиннадцать лет. Вернее, исполнится двенадцать к празднику урожая.
Рената резко изменила свое мнение о девочке. Стало быть, это не ребячливая и плохо образованная молодая женщина, какой она кажется на первый взгляд, но рано развившаяся и не по годам разумная девочка, которая скоро станет девушкой. Возможно, ей не повезло, что она выглядит старше своих лет, ибо любой незнакомый человек будет ожидать от Дорилис большей опытности и зрелости в суждениях, чем свойственно ее возрасту.
- Тебе нравится быть _лерони_? - спросила Дорилис. - А что такое "Наблюдающая"?
- Ты это выяснишь, когда я буду обследовать тебя. Это необходимо сделать, прежде чем я начну учить тебя искусству обращаться с _лараном_.
- А чем ты занималась в Башне?
- Разными вещами, - ответила Рената. - Поднимала металлы на поверхность земли, чтобы кузнецы могли обрабатывать их; заряжала батареи для освещения домов и аэрокаров; работала на связи с другими Башнями, чтобы о происходящем в одном месте могло стать известно везде, причем гораздо быстрее, чем через вестовых...
Дорилис внимательно слушала. Наконец она испустила долгий, зачарованный вздох:
- И ты научишь меня всем этим вещам?
- Может быть, и нет, но ты узнаешь все, что следует знать настоящей леди из Великого Домена. Кроме того, ты узнаешь вещи, которые положено знать всем женщинам, если они хотят обладать властью над собственным телом и разумом.
- Ты научишь меня читать мысли? Донел, отец и Маргали умеют читать мысли, а я не умею. Они могут разговаривать молча, а я их не слышу и сержусь, потому что они говорят обо мне.
- Я не могу научить тебя телепатии, но если у тебя обнаружится талант, научу, как им пользоваться. Ты еще слишком мала, и неизвестно, обладаешь ли ты этим даром.
- А матрикс у меня будет?
- Будет, когда ты научишься им пользоваться, - ответила Рената. Ей показалось странным, что Маргали еще не испытывала способности ребенка и не научила девочку управлять матриксом. Что ж... Маргали была уже в годах. Возможно, она опасалась, что своевольная воспитанница может злоупотребить огромными возможностями матрикса.
- Ты знаешь, в чем заключается твой _ларан_, Дорилис?
Девочка опустила глаза:
- Немножко. Наверное, ты слышала, что случилось на моей помолвке...
- Я слышала лишь, что твой жених скоропостижно скончался.
Внезапно Дорилис расплакалась:
- Он умер, и все сказали, что это я убила его! Но я не делала этого, кузина! Я не хотела убивать его - мне только хотелось, чтобы он убрал от меня свои руки.
Глядя на всхлипывающую девочку, Рената захотела обнять Дорилис и утешить ее. "Разумеется, она не собиралась убивать его! Как это жестоко - возложить вину за кровь на такую юную девочку!" Но прежде, чем Рената успела протянуть руки, интуиция заставила ее замереть на месте.
Несмотря на свою молодость, Дорилис обладала _лараном_, способным убивать. Такой _ларан_ в руках ребенка, еще не умеющего размышлять здраво... Сама мысль об этом заставила Ренату содрогнуться. Если Дорилис достаточно взрослая для своего устрашающего дара, то она достаточно взрослая и для того, чтобы научиться контролировать и правильно использовать его.
Овладение _лараном_ было непростой задачей. Никто лучше Ренаты, профессиональной Наблюдающей, прошедшей тренировку в Башне, не знал, какой упорной работой и жесточайшей самодисциплиной должны постигаться даже азы обучения. Как может испорченная, избалованная маленькая девочка, каждое слово которой служило законом для обожающих ее родственников, найти в себе силы и желание вступить на этот трудный путь? Возможно, смерть, причиной которой она послужила, наряду со страхом и чувством вины, могут послужить отправной точкой. Ренате не нравилось пользоваться страхом для обучения, но в тот момент она еще недостаточно хорошо знала Дорилис и не могла упускать даже самое слабое преимущество.
Она не прикоснулась к Дорилис, но позволила ей выплакаться, глядя на нее с отрешенной нежностью и сохраняя на лице бесстрастное выражение, не позволявшее понять, что творится у нее в душе. Наконец заговорила, выбрав для этого случая первое правило дисциплины, усвоенное ею в башне Хали:
- _Ларан_ - огромный дар, означающий огромную ответственность. Управлять им очень непросто. Ты сама должна сделать выбор, будешь ли ты управлять своим _лараном_ или же он будет править _тобой_. Если ты готова упорно трудиться, придет время, когда ты будешь свободно пользоваться своим даром. Я приехала сюда учить тебя этому, чтобы с тобой больше не случалось никаких неприятных неожиданностей.


- Ты - более чем почетный гость в моем замке. - Микел, лорд Алдаранский, подавшись вперед на высоком сиденье, встретился взглядом с Эллертом. - Уже давно я не имел удовольствия принимать у себя одного из своих родичей из Нижних Земель. Надеюсь, наше гостеприимство не разочарует тебя. Но я не льщу себя мыслью, что наследник Элхалина выполняет поручение, посильное для любого гонца, лишь ради того, чтобы оказать мне честь, а тем более - когда Домен Элхалинов находится в состоянии войны. Тебе или твоему Домену что-то нужно от меня. Ты поведаешь мне истинную цель своей миссии, родич?
Эллерт задумался над дюжиной ответов, следя за игрой света на лице старика и понимая, что лишь действие его _ларана_ заставляет это лицо принимать разные выражения - гнева, благожелательности, оскорбленного достоинства, горечи и сострадания. Неужели цель его миссии способна пробудить в лорде Алдаране все эти чувства, или между ними предстоит произойти чему-то иному?
- Мой лорд, ваши слова справедливы, хотя для меня было большим удовольствием совершить путешествие на север с вашим приемным сыном, и я не сожалею о том, что оказался вдали от полей сражений, - сказал он, тщательно взвешивая каждое слово.
Лорд Алдаран приподнял седую бровь:
- Я полагал, что в военное время тебе не слишком хотелось покидать свой Домен. Ведь ты наследник своего брата, не так ли?
- Я его регент и управляющий, сир, но я поклялся поддерживать права его сыновей-недестро.
- Мне думается, ты мог бы предусмотреть лучшую участь для себя, - заметил _дом_ Микел. - Если твой брат погибнет в бою, то ты будешь править Доменом лучше, чем любой из мальчишек, законных или незаконных. И без сомнения, народ твоего Домена предпочтет видеть верховным лордом тебя. Воистину сказано: кот со двора - у мышек игра! Так же и с Доменами. В трудные времена нужна сильная рука. Во время войны младший сын или даже наследник третьей очереди может неожиданно занять положение, недоступное для него в мирную пору.
"Но я не настолько честолюбив, чтобы стремиться к власти над своим Доменом, - подумал Эллерт. Впрочем, он знал, что лорд Алдаран никогда этому не поверит. Для людей такого сорта личные амбиции были единственной движущей силой для мужчины, члена правящего дома. - Именно из-за этого нас раздирают братоубийственные войны..." Но вслух Эллерт этого не сказал, так как лорд Алдаран немедленно пришел бы к выводу, что видит перед собой женоподобное существо или обыкновенного труса.
- Сир, мой брат и верховный лорд полагает, что я смогу лучше послужить своему Домену, выполняя эту миссию.
- Вот как? - сурово спросил Алдаран. - Должно быть, она более важна, чем мне представлялось сначала. Расскажи о своем деле, родич, раз уж оно столь неотложное, что твоему брату пришлось доверить его своему младшему брату.
_Дом_ Микел выглядел сердитым и настороженным. Эллерт понял, что ему не удалось произвести хорошего впечатления. Однако, слушая его рассказ, Алдаран мало-помалу расслабился и откинулся на спинку своего кресла. Потом медленно кивнул и глубоко вздохнул:
- Не так плохо, как я ожидал. Кое-что я предвидел, а кое-что сумел прочесть в твоих мыслях, хотя и немногое. Интересно, где ты научился так хорошо охранять их? Я опасался, что ты обратишься ко мне ради старой дружбы между мною и твоим отцом и попытаешься убедить меня присоединиться к твоему роду в этой войне. Хотя я искренне любил твоего отца, но на такой шаг я пошел бы с большой неохотой. Возможно, я решился бы оказать помощь в обороне Элхалина, будь ваше положение отчаянным, но я не хочу принимать участия в атаке на Риденоу.
- Мы не решились бы просить вас об этом, - вежливо признал Эллерт. - Но не будете ли вы любезны объяснить почему?
- Почему? Почему, ты спрашиваешь? Скажи, мой мальчик, какую обиду ты держишь на Риденоу?
- Я? Никакой, сир, за исключением того, что они напали на аэрокар, в котором летели мы с отцом, и мы оказались на волосок от смерти. Но все Домены Нижних Земель злы на Риденоу, потому что они вторглись в древний Домен Серраиса и забрали себе их женщин.
- Разве это так плохо? - спросил Алдаран. - Разве женщины Серраиса просили вас воспрепятствовать этим бракам, или же у вас есть доказательства, что их выдали замуж насильно?
- Нет, но... - Эллерт замешкался. Он знал, что женщины из рода Хастуров по закону могут выходить замуж только за родственников. Алдаран прочел эту мысль и невесело усмехнулся:
- Так я и думал. Дело лишь в том, что эти женщины приходятся вам отдаленными родственницами и вы не хотите выпустить их за пределы собственного Домена. Я слышал, что мужская линия в Серраисе вымирает; именно генетическая программа поставила ее на грань гибели. Если женщины Серраиса снова начнут вступать в брак с представителями рода Хастуров, то могу с достаточной уверенностью предсказать, что их _ларан_ не протянет и ста лет. Этому дому _нужна_ свежая кровь, а Риденоу здоровы и плодовиты. Для женщин Серраиса браки с Риденоу - наилучшая участь, какую можно представить.
Эллерт не смог скрыть гримасу отвращения.
- Простите меня за прямоту, сир, - сказал он, - но я нахожу возмутительным говорить об отношениях между мужчинами и женщинами лишь в терминах проклятой генетической программы Доменов.
Алдаран фыркнул:
- Однако тебя устраивает мысль о том, что женщины Серраиса должны выходить замуж за Хастуров, Элхалинов и Эйлардов, не так ли? Разве это не является выведением потомства ради _ларана_? Говорю тебе: в этом случае их род не продлится и трех поколений. Сколько жизнеспособных сыновей родилось от женщин Домена Серраиса за последние сорок лет? Полно, неужели ты считаешь лордов в Тендаре милосердными мизантропами, пекущимися о целомудрии Серраиса? Ты молод, но едва ли можешь быть столь наивен. Род Хастуров скорее позволит Домену Серраиса вымереть поголовно, чем допустит смешение его крови с чужаками. Но у этих Риденоу, похоже, другие планы. И это единственная надежда для Серраисов: новые гены! Если бы вы, люди Доменов, проявили достаточно выдержки и благоразумия, то встретили бы Риденоу с распростертыми объятиями и связали бы их узами брака с собственными дочерями!
Эллерт был шокирован.
- Позволить Риденоу брать в жены женщин рода Хастуров? Но в их жилах нет ни капли крови Хастура и Кассильды!
- Зато она будет у их сыновей, - резко отозвался Алдаран. - С притоком новой крови старая линия Серраиса может выжить, вместо того чтобы выродиться до полной стерильности. Эйларды уже сделали это с Валероном, а некоторые из Хастуров занимаются этим в наши дни. Сколько сыновей-эммаска родилось у Хастуров из Каркосы или из Элхалина за последние сто лет?
- Боюсь, слишком много. - Эллерт подумал о молодых монахах, которых встречал в Неварсине: не мужчины и не женщины, бесплодные, а некоторые и с другими врожденными дефектами. - Но я не изучал этот вопрос специально.
- Однако претендуешь на собственное мнение? - Алдаран снова поднял бровь. - Я слышал, что ты женился на дочери Эйлардов; сколько здоровых сыновей и дочерей у вас родилось? Хотя об этом не стоило и спрашивать. Если бы ты имел собственных детей, то едва ли согласился бы принести клятву верности бастардам брата.
- Мы женаты менее полугода, - раздраженно возразил Эллерт.
- Сколько здоровых законнорожденных сыновей есть у твоего брата? Полно, Эллерт, - ты не хуже меня знаешь, что если твоим генам суждено выжить, то лишь в крови сыновей-недестро. Это справедливо и для меня. Моя жена была из рода Ардаисов и принесла мне не больше живых детей, чем сможет принести твоя леди из рода Эйлардов.
Эллерт опустил глаза, охваченный внезапным приступом душевной боли. "Неудивительно, что мужчины нашего рода забавляются с ришья. Наши жены дарят нам так мало радостей. Мы разрываемся между чувством вины перед ними и страхом перед участью, которая может их постичь".
Увидев игру эмоций на лице молодого человека, лорд Алдаран смягчился:
- Ну-ну, родственник, нам нет нужды ссориться. Я не хотел обидеть тебя. Но мы, потомки Хастура и Кассильды, связавшись с генетической программой, подвергли свои жизни большей угрозе, чем может исходить от самых отъявленных бандитов, - и спасение может принимать странные формы. Мне кажется, Риденоу могут послужить спасению Домена Серраиса, если вы, люди Элхалина, не будете препятствовать им. Однако ни вы, ни они не склонны к компромиссам. Передай своему брату, что если бы я и хотел вступить в войну - а я этого не хочу, - то все равно ничего бы не смог поделать. Я сам оказался в трудном положении, поссорившись со своим братом из Скатфелла, и сейчас меня беспокоят его мстительные замыслы. Какие козни он строит? Здесь, в Алдаране, много лакомых кусочков... Иногда мне кажется, что другие горные лорды кружат надо мною словно стервятники. Я уже стар. У меня нет законного наследника, нет даже живого сына - ни единого ребенка моей крови, кроме маленькой дочери.
- Она красивая девочка, здоровая, если судить по внешности, и обладает _лараном_, - сказал Эллерт. - Если у вас нет сыновей, то разве вы не можете подыскать себе достойного зятя, который унаследует ваше поместье?
- Я надеялся на это, - мрачно произнес Алдаран. - Сейчас мне кажется, что ей, наверное, было бы лучше выйти замуж за одного из Риденоу, но _такой_ поступок неизбежно перессорит меня со всеми Хастурами. К тому же все зависит от того, удастся ли этой молодой _лерони_ из Хали помочь Дорилис пережить пороговую болезнь. Я потерял двоих сыновей и дочь, едва они достигли переходного возраста. Когда я женился на Деонаре, чей род отличается ранним пробуждением _ларана_, мои дети умирали еще до рождения. Дорилис пережила детство, но боюсь, с ее _лараном_ она не переживет пору созревания.
- Да избавят ее боги от такой участи! - побледнев, пробормотал Эллерт. - Мы с леди Ренатой сделаем все, что в наших силах. Существует много способов предотвратить смерть от пороговой болезни. Я сам когда-то был близок к этому, однако выжил.
- Коли так, родич, то я твой покорный слуга. Ты можешь просить у меня все, чем владею. Но умоляю тебя: останься и спаси мое дитя!
- Я к вашим услугам, лорд Алдаран. Мой брат распорядился, чтобы я оставался здесь до тех пор, пока могу быть вам полезен или пока мне не удастся убедить вас сохранять нейтралитет в войне.
- Это я тебе обещаю, - твердо сказал Алдаран.
- Тогда я в вашем распоряжении. - Сдерживаемая горечь Эллерта наконец прорвалась наружу. - Если только вы не слишком презираете меня за то, что я не жажду вернуться на поле боя!
Алдаран склонил голову:
- Я говорил необдуманно. Прости меня, родич. Но я не имею желания присоединяться к этой безрассудной войне, хотя полагаю, что Хастурам в самом деле не мешает проверить Риденоу на прочность, прежде чем принять их в свой круг. Если Риденоу не выдержат, то, возможно, они в самом деле не заслуживали родства с Серраисом. Наверное, боги все же знают, что делают, когда насылают на людей войны: старые линии крови, разжижившиеся от роскоши, уходят в небытие или смешиваются с новым генетическим материалом, проверенным на способность к выживанию.
Эллерт покачал головой:
- Это могло быть справедливо в былые дни, когда война действительно служила испытанием силы и храбрости и выживал сильнейший. Но, мой лорд, я не могу поверить в это _сейчас_, когда оружие, подобное клингфайру, убивает сильных и слабых без разбора, не щадя женщин и малых детей.
- Клингфайр! - прошептал лорд Алдаран. - Значит, это правда и в Доменах начали пользоваться этим оружием? Но так или иначе, они могут применять его лишь в малых количествах: сырье очень трудно добыть из-под земли, и оно быстро разрушается на открытом воздухе.
- Сырье очищается в матриксных кругах Башен, мой лорд. Это одна из причин, заставивших меня уехать оттуда. Меня заставили бы работать над изготовлением адской смеси.
Алдаран закрыл глаза, словно пытаясь отгородиться от чего-то, причинявшего ему острую боль.
- Неужели за Кадарином все сошли с ума? Я полагал, что здравый смысл удержит их от производства оружия, способного истребить как побежденных, так и победителей! Мне трудно поверить, что тот, кто называет себя человеком чести, может устроить бойню во имя своих идей. - _Дом_ Микел тяжело вздохнул. - Оставайся здесь, Эллерт. Пусть боги проклянут меня, если я вышлю хотя бы одного человека на такую бесчестную войну.
Его лицо исказилось судорогой гнева.
- Может быть, боги проявят милосердие и обе стороны уничтожат друг друга, подобно огнедышащим драконам из легенды, и оставят свои кости на выжженной земле в назидание грядущим поколениям!



далее: 16 >>
назад: 14 <<

Мэрион Зиммер Брэдли. Королева бурь
   КЭТРИН МУР - ПЕРВОЙ ЛЕДИ НАУЧНОЙ ФАНТАСТИКИ.
   1
   2
   3
   4
   5
   6
   7
   8
   9
   10
   11
   12
   13
   14
   15
   16
   17
   18
   19
   20
   21
   22
   23
   24
   25
   26
   27
   28
   29
   30