16




Рената торопливо шла по двору замка Алдаран, не глядя по сторонам. Поглощенная своими раздумьями, она неожиданно налетела на какого-то человека, пробормотала извинение и пошла бы дальше, но ее удержали за руку.
- Подожди минутку, Рената! - сказал Эллерт. - Я почти не видел тебя с тех пор, как мы приехали сюда.
- Ты готовишься к возвращению, кузен? - спросила _лерони_, встретившись с ним взглядом.
- Нет. Лорд Алдаран попросил меня остаться и научить Довела кое-каким приемам, которые я узнал в Неварсине.
Эллерт пристально вгляделся в ее лицо и вздохнул:
- Кузина, что беспокоит тебя? Почему у тебя такой расстроенный вид?
- Со мной все в порядке, - смущенно пробормотала Рената. Но в следующее мгновение, прикоснувшись к его разуму _лараном_, увидела себя его глазами: бледную, осунувшуюся, с искаженным от тревоги лицом.
"Неужели я сейчас так выгляжу, или он видит меня такой в будущем?" Охваченная внезапным страхом, она на мгновение прильнула к нему, но Эллерт мягко отстранился, взяв ее за плечи.
- Извини меня, Рената, я испугал тебя. Мне в самом деле начинает казаться, что многое из того, что я вижу, существует лишь в моих страхах. На самом деле ничего страшного не произошло, не так ли? Или дамисела Дорилис действительно оказалась маленьким чудовищем, каким ее изображают местные сплетни?
Рената рассмеялась, но ее смех звучал принужденно.
- Разумеется, нет. Она милейший ребенок и пока ведет себя вполне послушно. Но... О Эллерт, это правда! Я боюсь за нее. Девочка носит в себе действительно ужасный _ларан_, и я страшусь предстоящего разговора с ее отцом, лордом Алдараном.
- Я видел ее лишь однажды в течение нескольких минут, - сказал Эллерт. - Донел показывал мне, как управлять планером, а она подошла и сказала, что хочет полетать вместе с нами. Но Донел ответил, что она должна попросить разрешения у Маргали. Дорилис очень рассердилась и ушла, разобидевшись на брата.
- Но она не ударила его _лараном_?
- Нет, - ответил Эллерт. - Она надулась и заявила, что он не любит ее, но не стала спорить. Мне не хотелось бы позволять ей летать, пока она не научится управлять матриксом. Кстати, по словам Донела, он сам получил матрикс в девятилетнем возрасте и без труда научился пользоваться им. Очевидно, _ларан_ рано проявляется в роду Деллереев.
- Или Рокравенов, - добавила Рената. Она по-прежнему казалась встревоженной. - Думаю, Дорилис еще не готова управлять матриксом, а может быть, никогда не будет готова. Но мы поговорим об этом попозже, ладно? Лорд Алдаран согласился принять меня, и я не могу заставлять его ждать.
- Конечно, не должна, - согласился Эллерт.
Рената попрощалась с ним и пошла дальше, озабоченно нахмурившись.
Перед входом в приемный чертог лорда Алдарана она встретилась с Дорилис. Сегодня девочка была более сдержанной, чем в день их приезда. Волосы были аккуратно уложены, длинное платье с вышитыми рукавами сияло чистотой.
- Я хочу послушать, что ты скажешь отцу обо мне, кузина, - проворковала Дорилис, доверительным жестом вложив свою руку в руку Ренаты.
Рената покачала головой.
- Маленьким девочкам не разрешается присутствовать на советах старших, - ответила она. - Мне придется говорить о многих вещах, еще непонятных для тебя. Я даю слово, что в нужное время расскажу тебе обо всем, что имеет отношение к тебе, но это время еще не пришло.
- Я уже не маленькая, - возразила Дорилис, капризно выпятив губу.
- В таком случае ты не должна дуться и топать ногами, словно пятилетняя девочка. Такое поведение не убедит меня в том, что ты повзрослела и можешь слушать разговоры о твоем будущем.
- Да кто ты такая, чтобы так разговаривать со мной? - дерзко спросила Дорилис. - Я леди Алдаран!
- Ты девочка, которая когда-нибудь станет леди Алдаран, - холодно ответила Рената. - А я - _лерони_. Твой отец поручил мне научить тебя правилам поведения, подобающим женщине, которой предстоит занять высокое положение в обществе.
Дорилис вырвала свою руку из руки Ренаты и мрачно уставилась в пол:
- Я не потерплю таких разговоров! Я пожалуюсь отцу, и он отошлет тебя прочь, если ты не будешь добра ко мне!
- Ты еще не понимаешь значения слова "доброта", - спокойно сказала Рената. - Когда я впервые пришла в Башню Хали, чтобы научиться ремеслу Наблюдающей, никому в течение сорока дней не разрешалось говорить со мной или глядеть мне в глаза. Это делалось для того, чтобы укрепить мою способность полагаться на собственный _ларан_.
- Я не стала бы мириться с таким отношением, - сердито заявила Дорилис.
Рената улыбнулась:
- Тогда они отослали бы тебя домой, рассудив, что у тебя недостаточно сил и самодисциплины для обучения. Я всегда буду добра к тебе, Дорилис, но ты должна научиться владеть собой, прежде чем отдавать приказы другим.
- Но я не такая, как остальные, - возразила девочка. - Я леди Алдаран, и я уже имею право приказывать всем женщинам в замке, и большинству мужчин тоже. Ты же не верховная леди своего Домена, не так ли?
Рената покачала головой:
- Нет, но я Наблюдающая из Башни Хали, а там всех учат одинаково, даже Хранителей. Ты уже видела Эллерта, нового друга твоего брата. Он из рода Хастуров, однако в Неварсине три года спал обнаженным на голом камне и никогда не открывал рта в присутствии старших по сану.
- Но это ужасно! - Дорилис состроила гримаску.
- Ничего подобного. Мы добровольно подчиняемся суровой дисциплине. Мы знаем, что должны научить нашу душу и тело подчиняться нам, чтобы _ларан_ не смог уничтожить нас.
- А если я буду слушаться тебя, ты дашь мне матрикс и научишь меня пользоваться им, чтобы я могла летать вместе с Донелом? - вкрадчиво спросила Дорилис.
- Я сделаю это, когда буду уверена, что ты готова к этому, _чиа_, - сказала Рената.
- Но я хочу _сейчас_! - вспыльчиво выкрикнула Дорилис.
Рената покачала головой:
- Нет. Возвращайся в свою комнату, Дорилис. Я встречусь с тобой после разговора с твоим отцом.
Ее голос звучал жестко и решительно. Дорилис покорно отошла в сторону, но, сделав несколько шагов, резко обернулась и в гневе топнула ножкой:
- Не смей приказывать мне командным тоном!
- Я буду делать то, что сочту нужным, - бесстрастно ответила Рената. - Твой отец пригласил меня заниматься твоим обучением. Должна ли я сказать ему о твоем непослушании и попросить у него права приказывать тебе каждый раз, когда это понадобится?
Дорилис вздрогнула:
- Нет, пожалуйста... Пожалуйста, не говори отцу, Рената!
- Тогда изволь слушаться, - повторила Рената. - Возвращайся к себе и скажи Маргали, что ты плохо себя вела и я попросила ее наказать тебя.
Глаза Дорилис наполнились слезами, но она повернулась и медленно пошла к выходу во двор. Рената с шумом выпустила воздух сквозь сжатые зубы.
"Как бы я заставила ее подчиниться, если бы она отказалась? А ведь придет время, когда она взбунтуется, и я должна быть готова к этому!"
Одна из служанок наблюдала за небольшой перепалкой с расширившимися от удивления глазами. Рената без труда уловила мысли женщины: "Я никогда не видела, чтобы маленькая леди повиновалась так безропотно... без единого протеста!"
Значит, Дорилис впервые пришлось подчиниться против своей воли, подумала _лерони_. Она знала, что Маргали назначит Дорилис мягкое наказание - возможно, усадит подметывать юбки и ночные рубашки, запретив трогать рамы для вышивки. Что ж, маленькой леди пора научиться выполнять работу, которая ей не нравится.
Но конфронтация с девочкой укрепила ее волю перед трудным разговором с лордом Алдараном. Рената была рада, что _дом_ Микел согласился принять ее в небольшом кабинете, а не в огромном и пустом приемном зале.
Когда она вошла, старый лорд что-то диктовал своему секретарю, взглянув на нее, он прервал свое занятие и отослал слугу.
- Ну, дамисела, как вы поладили с моей дочерью? Находите ли вы ее послушной и воспитанной? Иногда она своевольничает, но уверяю вас, это ласковый и любящий ребенок.
Рената печально улыбнулась.
- Боюсь, сейчас Дорилис не испытывает ко мне нежных чувств, - призналась она. - Мне пришлось наказать ее. Я послала ее к Маргали, чтобы она немного посидела за шитьем и поучилась думать, прежде чем говорить.
Лорд Алдаран вздохнул:
- Полагаю, в воспитании детей не обойтись без наказаний. Когда-то я разрешил наставникам Донела применять физические наказания, но я обошелся с ним гораздо мягче, чем мой отец обошелся со мной. Я запретил им бить Донела до синяков, в то время как сам в детстве частенько получал такие взбучки, что целыми днями не мог сидеть как следует. Но надеюсь, вам не придется поднимать руку на мою дочь?
- Я бы предпочла этого не делать, - сказала Рената. - Размышления в одиночестве за какой-нибудь утомительной или скучной работой всегда казались мне достаточным наказанием за дурное поведение. Однако, мой лорд, мне хотелось бы, чтобы когда-нибудь вы сказали ей то, что я слышала от вас сейчас. Судя по всему, она считает, что высокое положение избавляет от тягот учебы.
- Вам хотелось бы, чтобы я рассказал ей, как мои учителя поколачивали меня в детстве? - Лорд Алдаран усмехнулся - Очень хорошо, я это сделаю. И кстати, напомню ей, что даже мне пришлось учиться быть правителем. Но разве вы пришли лишь ради того, чтобы сообщить мне о наказании для моей дочери, леди? Приставив вас к ее обучению, я полагал подобные случаи чем-то совершенно естественным.
- Так оно и есть, - ответила Рената. - Я собиралась обсудить с вами гораздо более серьезный вопрос. Вы пригласили меня из-за опасений по поводу _ларана_ Дорилис, не так ли? Я тщательно изучила состояние ее тела и разума; по моему мнению, ей остается еще несколько месяцев до начала полового созревания. Прежде чем это произойдет, я хотела бы попросить разрешения обследовать вас, мой лорд, а также Донела.
Лорд Алдаран с любопытством приподнял брови:
- Могу я спросить почему, дамисела?
- Маргали уже рассказала мне все, что могла вспомнить о беременности и родах Алисианы, - сказала Рената. - Поэтому мне известно кое-что из унаследованного Дорилис от матери. Но Донел тоже является продолжателем линии Рокравенов, и мне хотелось бы знать, какие рецессивные гены может иметь девочка. Будет проще обследовать Донела, чем изучать состав наследственной плазмы. То же самое относится и к вам, мой лорд, поскольку Дорилис является наследницей всей вашей линии. Я также хотела бы получить доступ к вашему генеалогическому древу и поискать признаки определенных типов _ларана_ в вашем роду.
Лорд Алдаран кивнул.
- Понимаю. Можете передать хранителю архивов Алдарана, что я предоставил вам свободный доступ ко всем записям. Так, значит, вы полагаете, что Дорилис переживет пороговую болезнь?
- Я смогу утверждать с большей уверенностью, когда узнаю, что заложено в ее генах, - ответила Рената. - Но клянусь, я сделаю для нее все, что в моих силах, и Эллерт поможет мне. Однако я должна знать, с чем имею дело.
- Что ж, у меня нет возражений против обследования, - задумчиво сказал лорд Алдаран. - Хотя эта техника мне незнакома.
- Техника глубинного наблюдения была изобретена для работников матриксных кругов, работающих на высоких уровнях, - объяснила Рената. - Потом мы нашли ей другие применения.
- Что мне нужно делать?
- Ничего. Постарайтесь совершенно успокоиться и ни о чем не думайте. Поверьте, я не стану вторгаться в ваши мысли. Моя задача - выяснить, какие секреты может хранить ваше тело.
Алдаран пожал плечами.
- Как вам будет угодно. - Он закрыл глаза.
Рената потянулась своим сознанием, приступив к первому этапу обследования. Сначала осуществлялось наблюдение за дыханием, циркуляцией крови, функционированием жизненно важных органов. Потом процесс детализировался, доходя до клеточной структуры тела и мозга.
Спустя довольно долгое время Рената осторожно вывела мысленный зонд и поблагодарила лорда Алдарана. На ее лице лежала печать смутного беспокойства.
- Каков ваш вердикт, дамисела?
- Если не возражаете, я подожду с выводами. Нужно просмотреть архивы и поработать с Донелом.
Рената поклонилась и вышла из комнаты.


Через несколько дней Рената снова передала лорду Алдарану просьбу о встрече. Войдя в его кабинет, _лерони_ с порога спросила:
- Мой лорд, Дорилис является вашим единственным ребенком?
- Да, я говорил вам об этом.
- Я знаю, что она является единственной, кого вы признаете. Есть ли у вас незаконнорожденные дети, случайные, непризнанные - любые?
Алдаран встревоженно покачал головой.
- Нет, - ответил он. - Ни одного. У меня было несколько детей от первого брака, но они умерли в ранней юности от пороговой болезни, а все дети Деонары умерли до рождения или на первых минутах жизни. В молодости я зачал нескольких сыновей, но ни один из них не дожил до пятнадцати лет. Насколько мне известно, Дорилис одна во всем мире несет мои гены.
- Я не хочу прогневить вас, лорд Алдаран, но вы должны немедленно заняться поисками другого наследника, - тихо сказала Рената.
Старик поднял голову. Она увидела панический ужас в его выцветших глазах.
- Вы предупреждаете меня о том, что Дорилис тоже не переживет пороговую болезнь?
- Нет, - ответила Рената. - Есть все основания надеяться, что девочка переживет критический период; она может даже приобрести определенные телепатические способности. Но продолжение вашей династии не должно опираться только на нее. Как и Алисиана, она может вынести рождение мальчика. Насколько я могу судить, ее _ларан_ обусловлен полом. У мальчиков он рецессивен. Донел может читать направление воздушных потоков, ощущать атмосферное давление и приближение грозы, даже немного управлять молниями, хотя и не создавать их. Но этот дар является доминантным у девочек. Дорилис не переживет рождения дочери, еще в утробе обладающей подобным _лараном_. Донела тоже следует предупредить. Он может иметь только мальчиков, если не хочет видеть, как его женщины гибнут от ударов _ларана_ своих еще не родившихся дочерей.
Мало-помалу смысл слов дошел до лорда Алдарана. Его лицо посерело и осунулось.
- Вы утверждаете, что Дорилис убила Алисиану? - спросил он.
- Я думала, что вы знаете об этом. Это одна из причин, на основании которых род Рокравенов был исключен из генетической программы. Некоторые дочери, сами не обладавшие полноценным _лараном_, тем не менее передавали его по наследству своим дочерям. Алисиана - одна из них, и ее дочь обладает _лараном_ в полной мере. Скажите, в тот день, когда она родила... была гроза?
У лорда Алдарана перехватило дыхание. Он вспомнил, как Алисиана кричала в ужасе: "Она ненавидит меня! Она не хочет появляться на свет!"
"Дорилис убила свою мать! Она убила Алисиану, любимую..." Он отчаянно боролся с собой, пытаясь сохранить спокойствие.
- Но ведь она была младенцем. Как вы можете винить ее?
- Винить? Разве я кого-то обвинила? Эмоции младенца неконтролируемы; ребенок не может и не умеет сдерживать их, а роды всегда бывают самым страшным испытанием для еще неразвитой психики. Разве вы этого не знали, мой лорд?
- Разумеется, я присутствовал при рождении всех детей Деонары, - пробормотал он. - Однако без труда мог успокоить их.
- Но Дорилис была сильнее большинства детей, - сказала Рената. - Ослепленная болью и страхом, не зная, что с ней происходит, она нанесла удар... убивший ее мать. Дорилис не знает об этом и, надеюсь, никогда не узнает. Но теперь вы можете понять, почему так опасно полагаться только на нее в деле продолжения рода. Разумеется, для нее было бы безопаснее вообще не выходить замуж, хотя, когда она станет женщиной, я могу научить ее методике, позволяющей зачинать только сыновей.
- Если бы только Алисиана обладала подобным искусством! - с невыразимой горечью прошептал лорд Алдаран. - Я не знал о том, что такая методика известна в Доменах.
- Она не получила широкого распространения, - отозвалась _лерони_. - Хотя те, кто разводит ришья, знакомы с ней и выращивают только особей женского пола. Эту методику нельзя распространять повсеместно, иначе лорды Великих Доменов, жадные до сыновей, нарушат естественное равновесие и на свете останется слишком мало женщин. Однако в данных обстоятельствах я считаю это оправданным. Я научу Дорилис и Донела тоже, если он пожелает.
Старик опустил голову:
- Что мне делать? Она мой единственный ребенок.
- Лорд Алдаран, - тихо сказала Рената. - Я хотела бы попросить у вас разрешения - только в том случае, если это окажется совершенно необходимым - выжечь ее _ларан_, разрушив пси-центры мозга. Это может спасти ей жизнь или сохранить рассудок.
_Дом_ Микел в ужасе посмотрел на нее:
- Вы хотите лишить ее разума?
- Нет, - ответила Рената. - Но она освободится от _ларана_.
- Чудовищно! Об этом не может быть и речи!
- Мой лорд. - Лицо Ренаты стало суровым. - Клянусь вам, что, если бы Дорилис была моим собственным ребенком, я просила бы вас о том же самом. Вы знаете, что она убивала трижды?
- _Трижды?_ Алисиана, потом Даррен, сын моего брата... но это было оправдано: он пытался изнасиловать ее!
Рената кивнула:
- Но до того случая она уже однажды была обручена и ее жених умер, не так ли?
- Я считал это несчастным случаем.
- В общем-то, так оно и было, - согласилась Рената. - Дорилис не было и шести лет. Она помнит лишь, что мальчик сломал ее любимую куклу; все остальное наглухо заблокировано в ее памяти. Когда я заставляла ее вспомнить, она плакала так жалобно, что могла бы растопить сердце самого Зандру! До сих пор она убивала лишь в панике. Думаю, она не стала бы умышленно убивать даже родственника, попытавшегося изнасиловать ее. Но она не контролирует свои порывы. Она не может оглушить - только убить. Не знаю, способен ли кто-нибудь научить Дорилис управлять подобным _лараном_. Мне не хочется возлагать на нее бремя вины, если она ударит снова, в момент страха или паники.
Рената помедлила, но лорд Алдаран хранил молчание.
- Хорошо известно, что власть развращает, - продолжала _лерони_. - Полагаю, даже сейчас девочка считает, что никто не осмелится прекословить ей. Она своевольна и высокомерна. Возможно, ей нравится думать, что все боятся ее. На пороге юности девушки сталкиваются со многими проблемами: им часто не нравится их лицо, тело или цвет волос. Им кажется, что окружающие недолюбливают их, хотя на самом деле они просто не могут ясно сформулировать свои опасения. Если Дорилис решит искать утешения в силе своего _ларана_... Что ж, скажу откровенно: я испугалась бы ее в подобных обстоятельствах.
Алдаран невидящим взглядом уставился на черно-белый мозаичный пол комнаты.
- Я не могу согласиться на уничтожение ее _ларана_, Рената. Она мой единственный ребенок.
- Тогда, мой лорд, вы должны снова жениться и родить наследника, пока еще не поздно, - посоветовала Рената, удивляясь своей смелости. - В вашем возрасте нельзя терять времени.
- Вы думаете, я не пробовал? - желчно спросил Алдаран. Затем, немного помешкав, рассказал Ренате о наложенном на него проклятье.
- Мой лорд, человек вашего разума и положения обязан знать, что сила подобного проклятья тяготеет лишь над вашим рассудком, но никак не над вашим телом.
- Я уже много лет пытаюсь убедить себя в этом. Однако с тех пор, как умерла Алисиана, я не испытывал желания ни к одной женщине. После смерти Деонары я делил ложе с другими женщинами, но ни одна из них так и не зачала. В последнее время я начинаю верить, что проклятье поразило меня еще до того, как колдунья произнесла его, ибо, пока Алисиана носила мое дитя, я и не помышлял о женщинах. Раньше для меня было немыслимо воздерживаться целых полгода. - Микел покачал головой, извиняясь. - Простите меня, дамисела. Мне не следовало вести такие речи в вашем присутствии.
- Мой лорд, об этом следует говорить, потому что сейчас я прежде всего _лерони_. Не беспокойтесь на этот счет. Но разве вы не проходили обследование, чтобы убедиться окончательно?
- Я и не знал, что такое возможно.
- Если хотите, я проверю, - деловым тоном предложила Рената. - Или... Маргали давно служит вам и ближе вам по возрасту. Если вы предпочтете ее...
- Думаю, мне будет не так стыдно перед незнакомым человеком, - перебил лорд Алдаран.
- Как пожелаете.
Рената сосредоточилась и погрузилась в наблюдение за телом и мозгом на клеточном уровне.
- Вы действительно прокляты, мой лорд, - сокрушенно произнесла она через некоторое время. - В вашем семени нет искры жизни.
- Но разве такое возможно? Может быть, та женщина знала о моем позоре, или же она в самом деле сотворила это... это... - Его голос замер, но ярость и ужас были ощутимы почти физически.
- Этого нам уже никогда не узнать, мой лорд, - тихо сказала Рената. - В принципе, кто-то из ваших врагов мог сделать это с вами, хотя никто из обученных искусству владения матриксом в Башнях не решился бы на такое злодеяние. Мы связаны клятвами, запрещающими употреблять наши силы во зло.
- Нельзя ли снять проклятье? Совершенное при помощи колдовства можно и отменить с помощью колдовства, не так ли?
- Боюсь, что нет, сир. Возможно, если бы об этом стало известно сразу, то... Но прошло уже много лет. Нет, это невозможно.
Алдаран опустил голову.
- Тогда я должен молиться всем богам, чтобы вам удалось провести Дорилис через пору созревания, сохранив ей жизнь. В ней одной сохранилась кровь Алдаранов.
Рената пожалела старика, которому сегодня пришлось узнать сразу несколько мучительных и унизительных для него истин.
- Мой лорд, у вас есть брат, а у вашего брата есть сыновья, - мягко напомнила она. - Даже если Дорилис не переживет пороговую болезнь - хотя я молю, чтобы Аварра уберегла ее, - наследство Алдаранов не будет потеряно полностью. Я умоляю вас, сир, примириться со своим братом.
Глаза _дома_ Микела блеснули неожиданной яростью, столь ужасающей, что _лерони_ отшатнулась.
- Поосторожнее, леди! Я благодарен за все, что вы сделали и сделаете для моего ребенка, но есть вещи, о которых даже вы не смеете говорить со мной! Я поклялся разобрать этот замок своими руками, камень за камнем, прежде чем он достанется любому из сыновей Скатфелла. После меня здесь будет править Дорилис или никто!
"Жестокий, высокомерный старик! - подумала Рената. - Поделом тебе, если и в самом деле дойдет до этого! Твоя гордость сильнее любви к дочери, иначе бы ты избавил ее от такой ужасной участи".
Она поклонилась.
- В таком случае нам не о чем больше говорить, мой лорд. Я сделаю для Дорилис все, что смогу. Однако, сир, прошу вас помнить о том, что в мире не все происходит так, как нам бы того хотелось.
- Прошу вас не сердиться на меня, - устало сказал Алдаран. - Пусть болтливый стариковский язык не послужит преградой для дружбы между вами и моей дочерью.
- Можете быть спокойны, - отозвалась Рената, невольно смягчаясь от любезности старика. - Я люблю Дорилис и буду охранять ее, даже от нее самой.
Покинув покои Алдарана, _лерони_ долго гуляла по крепостной стене, расстроенная и обеспокоенная. Возможно, Дорилис будет не в состоянии пережить рождение ребенка. Должна ли она последовать своим строгим правилам и позволить девочке стать женщиной, не раскрывая этой мрачной правды? Или следует предупредить Дорилис?
Рената снова подумала о лорде Алдаране, готовом скорее обречь дочь на верную гибель, чем примириться с мыслью о том, что Скатфеллы могут унаследовать его поместье.
"О Кассильда, благословенная праматерь рода Хастуров! - подумала она. - Хвала богам, что я не лорд одного из Доменов!"



далее: 17 >>
назад: 15 <<

Мэрион Зиммер Брэдли. Королева бурь
   КЭТРИН МУР - ПЕРВОЙ ЛЕДИ НАУЧНОЙ ФАНТАСТИКИ.
   1
   2
   3
   4
   5
   6
   7
   8
   9
   10
   11
   12
   13
   14
   15
   16
   17
   18
   19
   20
   21
   22
   23
   24
   25
   26
   27
   28
   29
   30