17




Лето в Хеллерах было прекрасным; снега отступили к вершинам, и даже в плохую погоду редко лил дождь.
- Хороший выдался сезон, но опасный, кузен Эллерт, - сказал Донел, стоявший на башне замка. - У нас бывает меньше пожаров, чем на равнинах, так как снег здесь лежит дольше, но наши пожары более продолжительны из-за хвойных лесов. В жаркие дни смолистые деревья выделяют эфирные масла, мгновенно воспламеняющиеся при первой же грозе. А когда горит смола... - Он развел руками.
Эллерт понял его. Ему приходилось видеть, как хвойные деревья вспыхивают, словно факелы, разбрасывая фонтаны искр, падающих огненным дождем и разносящих пламя по всему лесу.
- Просто чудо, что здесь еще сохранились хвойные леса, раз пожары случаются из года в год, - заметил он.
- Да, - согласился Донел. - Если бы они росли медленнее, то склоны Хеллеров превратились бы в сплошную пустыню от Кадарина до Стены Мира. Но, к счастью, за год горы снова покрываются молодой порослью.
- Я не летал на планерах с тех пор, как был мальчишкой. - Эллерт застегивал на талии ремни летного снаряжения. - Надеюсь, я не утратил навыки.
- Раз усвоив, их невозможно забыть, - успокоил его Донел. - В пятнадцать лет меня скрутила пороговая болезнь, и я почти год не мог летать. Когда я поправился, мне казалось, что я забыл, как это делается. Но как только я оказался в воздухе, тело само все вспомнило.
Эллерт застегнул последнюю пряжку.
- Мы далеко полетим? - осведомился он.
- Если мерить пешими переходами, то дальше, чем большинство вьючных животных может уйти за два дня; тропы здесь петляют и идут то вверх, то вниз. Но по прямой лететь не больше часа.
- Это проще, чем управлять аэрокаром? - Эллерт вспомнил, что не видел в Хеллерах ни одного большого летательного аппарата.
- Народ из Дерриэла экспериментирует с такими машинами, - ответил Донел. - Но между горными пиками возникает слишком много встречных воздушных потоков. Даже с планером нужно тщательно выбирать дни для полетов, остерегаясь гроз и перемены ветра. Однажды мне пришлось несколько часов просидеть на скале, ожидая, пока пройдет летняя гроза. - Он усмехнулся, припоминая. - Я вернулся домой грустный, как кролик, которому пришлось уступить свою нору барсуку. Но сегодня, думаю, у нас не будет неприятностей. Эллерт, ты проходил тренировку в Башне. Ты знаешь людей из Трамонтаны?
- Ян-Микел из Сторна работает там Хранителем, - сказал Эллерт. - За те полгода, что я провел в Хали, мне время от времени приходилось общаться с ними на сеансах связи. Но я никогда не бывал в Трамонтане.
- Они всегда привечали меня; по-моему, там рады гостям. Они словно ястребы в горной цитадели, не видят почти никого от праздника середины лета до новогодней ночи. Они будут рады принять тебя, кузен.
- Я тоже буду рад встретиться с ними, - искренне ответил Эллерт.
Трамонтана была самой дальней Башней на крайнем севере Хеллеров, находившейся почти в полной изоляции от остальных, хотя ее обитатели передавали сообщения по ретрансляционной сети и обменивались информацией о достижениях матриксной науки. Именно работники Трамонтаны, вспомнил Эллерт, изобрели химические ингредиенты для огненного оружия. Они извлекали вещества из глубоких пещер под Келлерами, очищали их и изобретали новые способы их использования - все с помощью искусства матрикса.
- Правда ли, что они работали с матриксом до двадцать пятого уровня?
- Думаю, да, кузен. В конце концов, их там тридцать человек. Может быть, это самая удаленная из Башен, но отнюдь не самая малочисленная.
- Их работа с химическими веществами великолепна, - заметил Эллерт. - Хотя мне кажется, я бы не решился повторить кое-что из того, что делают они. Однако их техники утверждают, что при полном контроле над кристаллической решеткой двадцать шестой уровень матрикса не более опасен, чем четвертый. Не знаю, смог бы я положиться на надежность двадцати пяти других людей в деле, требующем такой огромной сосредоточенности.
Донел сокрушенно улыбнулся:
- Хотелось бы мне разбираться в этих вещах. Увы, я знаю лишь то, что усвоил от Маргали, да те крохи, что они сообщили мне из вежливости, когда я гостил там. Мне редко позволяли оставаться в Башне более суток.
- Думаю, ты мог бы стать неплохим механиком или даже техником, - сказал Эллерт, вспомнив, как быстро юноша усвоил его уроки. - Но, видимо, у тебя иная судьба.
- Это верно. Я не могу покинуть ни отца, ни сестру, пока она не вырастет. Я никогда не узнаю многих тонкостей обращения с матриксом, для которых необходимо обучение в Башне. Но я рад учиться, чему могу... а особенно рад вот этому, - добавил он, прикоснувшись к обитому тонкой кожей крылу планера. - Ты готов отправиться в путь, кузен?
Донел подошел к краю парапета, расправил длинные крылья планера, ловя воздушный поток, затем шагнул в воздух и взмыл вверх. Напрягая свое обострившееся сознание, Эллерт смог ощутить движение восходящего потока. Он остановился на краю парапета и почувствовал, как внутри расползается неприятный холодок страха перед высотой. Пропасть внизу казалась огромной. Однако если Донел еще мальчиком мог без страха летать на такой высоте... Эллерт сфокусировался на матриксе, шагнул со стены и ощутил внезапное головокружение от скорости воздушного потока, рывком потащившего его вверх. Он быстро выправил аппарат, отклоняясь то в одну, то в другую сторону, заново постигая мастерство управления изящной игрушкой. Планер Донела ленивыми кругами парил над ним. Эллерт поймал воздушное течение, поднявшее его выше, и они полетели бок о бок.
В первые минуты Эллерт был так поглощен управлением, что вообще не смотрел вниз. Все его внимание обратилось на тонкую балансировку, оценку атмосферного давления и восприятие энергетических потоков, которые он смутно ощущал повсюду. Это напоминало ему былые дни в Неварсине, когда он впервые овладел _лараном_ и научился воспринимать человеческие существа как энергетическую субстанцию в сети силовых линий, отсекая восприятие плоти и крови, твердого тела. Теперь он чувствовал, что воздух вокруг наполнен такими же текучими энергетическими потоками. "Если я многому научил Донела, то он дал мне не меньше, научив меня читать воздушные течения и силовые токи, пронизывающие воздух точно так же, как сушу и воду..." Раньше Эллерт и не подозревал о существовании этих потоков. Теперь он мог почти видеть их. Он мог выбрать среди них самый подходящий, оседлать его и подняться на такую высоту, где ветра несли хрупкий аппарат словно пушинку, потом найти нисходящий поток и спуститься в более безопасное место. Сейчас же, вытянувшись на переборках, он начал посматривать вниз, на раскинувшуюся под ним землю.
Под ним разворачивалась панорама тихой горной страны - склоны, покрытые темными лесами. То тут, то там чащи уступали место ровным рядам деревьев - то были фруктовые сады или плантации орешника на маленьких фермах. Пологие холмы расчищались под луга, где паслись стада, из стремительных горных речушек выглядывали водяные колеса, приспособленные для маслобоек и сыроделен. Временами до него доносился резкий запах сукновальни или маленькой бумажной фабрики, а однажды он увидел вход в пещеры, где жили кузнецы. Искры из кузнечных горнов в этих местах не могли причинить вреда лесам или человеческому жилью.
Пока они летели, холмы постепенно становились выше и пустыннее. Эллерт ощутил прикосновение Донела к своему разуму - юноша становился искусным телепатом, способным привлечь внимание, не нарушая сосредоточенности другого человека. Эллерт последовал за ним в термодинамическую трубу между двумя грядами; туда, где в полуденном свете тускло блестел белый камень Башни Трамонтана. Он увидел, как страж на вершине Башни поднял руку, приветствуя их. Донел устремился вниз по пологой дуге, сложив крылья планера точно в момент приземления. Он опустился на колени и поднялся отработанным движением. Эллерту, значительно уступавшему в мастерстве, повезло меньше: он споткнулся и едва не полетел кувырком, запутавшись в планках и веревках. Донел со смехом подошел к нему и помог встать.
- Не унывай, кузен, - сказал он. - Я сам много раз приземлялся точно так же.
Эллерт подумал о том, сколько лет прошло с тех пор.
- Пошли. Эрци заберет твой планер и сохранит его до нашего возвращения. - Донел указал на сутулого старика, стоявшего неподалеку от них.
- Мастер Донел, - произнес старик с таким сильным акцентом, что Эллерт, знавший большинство диалектов Хеллеров, с трудом понимал его. - Мы, как всегда, рады приветствовать вас. Мое почтение, _дом'н_, - добавил он, включив Эллерта в свой небрежный поклон.
- Это мой старый друг Эрци, служивший в Башне еще до моего рождения и принимавший меня три-четыре раза в год с тех пор, как мне исполнилось десять лет. Эрци, это мой кузен, _дом_ Эллерт Хастур из Элхалина.
- _Ваи дом_... - Второй поклон Эрци выглядел почти комично. - Лорд Хастур оказал нам великую честь. _Ваи леронин_ тоже будут рады приветствовать вас, да, тоже будут рады.
- Я не лорд Хастур, - мягко поправил Эллерт. - Всего лишь лорд Эллерт, добрый человек, но благодарю тебя за приветствие.
- Много, много лет утекло с тех пор, как последний Хастур навестил нас, - прохрипел Эрци. - Следуйте за мной, высокородные господа.
- Смотрите, кого к нам принес ветер! - воскликнул чей-то веселый голос. Юная девушка, высокая и стройная, с пышными волосами, бледно-золотистыми, как снег на дальних горных вершинах, подбежала к Донелу и протянула руки, приветствуя его. - Донел, как мы рады снова видеть тебя! Ты привел к нам гостя?
- Я тоже рад встрече с вами, Розаура, - отозвался Донел, обнимая девушку так, словно они были родственниками. Розаура протянула руку Эллерту, сопроводив движение быстрым телепатическим прикосновением, которое показалось Эллерту более естественным, чем пожатие. Разумеется, он узнал девушку еще до того, как Донел назвал ее имя. Когда они поздоровались, лицо Розауры снова осветилось быстрой улыбкой.
- Так ты тот самый Эллерт, который полгода жил в Хали? Разумеется, я слышала о твоей поездке в Хеллеры, но не рассчитывала, что счастливый случай приведет тебя к нам, родич. Ты решил поработать в Башне Трамонтана?
Донел с изумлением наблюдал за их встречей.
- Но ты же никогда не был здесь раньше, кузен! - обратился он к Эллерту.
- Это верно, - согласилась Розаура. - До этой минуты никто из нас не видел его лица, но мы соприкасались с его разумом на сеансах связи. Это радостный день для Трамонтаны, родич. Пойдем, ты должен встретиться со всеми остальными!
Розаура повела их во внутренние помещения Башни. Вскоре их окружило около дюжины молодых мужчин и женщин - остальные находились на связи или спали после ночной работы. Все они приветствовали Донела почти как равного.
Эллерт испытывал смешанные чувства. В последнее время ему удавалось удержаться от тягостных воспоминаний о Кассандре и Башне Хали, но теперь он лицом к лицу встретился с людьми, которых знал лишь как бесплотные голоса на сеансах связи. Сейчас они облеклись в плоть и кровь, обрели лица.
- Ты собираешься остаться в Трамонтане, кузен? Нам пригодится хороший техник.
Эллерт с сожалением покачал головой:
- Был бы очень рад, но обязательства требуют моего присутствия в другом месте. Я уже долго живу в Алдаране, не получая почти никаких новостей из внешнего мира. Как идет война?
- В основном так же, как и раньше, - ответил Ян-Микел из Сторна, изящный, смуглый молодой человек с вьющимися волосами. - Ходили слухи о том, что Аларик Риденоу, которого прозвали Рыжим Лисом, погиб в сражении, но это оказалось ложью. Король Регис серьезно болен, и принц Феликс созвал Совет. Если король умрет (да будет долгим его царствование), возникнет потребность в новом перемирии для коронации Феликса, если он когда-либо будет коронован. А от твоих родственников, Эллерт, поступило сообщение, что жена твоего брата родила сына десятого числа прошлого месяца. Мальчик здоров, хотя леди Кассильда так и не восстановила силы и не может сама кормить его. Есть опасения, что она уже не поправится. Но мальчик был объявлен наследником твоего брата.
- Благодарение богам, и да пребудет их благословение на ребенке. - Эллерт произнес ритуальную формулу с облегчением. Теперь, когда у Дамона-Рафаэля есть законный сын, нет никаких сомнений, кого Совет выберет наследником престола.
Однако среди калейдоскопических образов будущего Эллерт по-прежнему видел себя коронованным в Тендаре. Он в гневе отгородился от своего _ларана_, от непрошеных видений. "Неужели я, в конце концов, так же честолюбив, как и брат?"
- И еще, - добавила Розаура. - Третьего дня я разговаривала с твоей леди в свою смену на связи.
Сердце Эллерта мучительно сжалось. Кассандра! Как давно он не вспоминал ее!
- Как она? - тихо спросил он.
- Судя по всему, здорова и довольна, - ответила Розаура. - Ты еще не знаешь, что ее назначили Наблюдающей в круге Корина?
- Нет, я не знал об этом.
- У нее выдающиеся телепатические способности, и это чувствуется при контакте. Не могу представить, каких усилий тебе стоило расстаться с ней. Ты ведь женат недавно, правда?
- Еще и года не прошло, - ответил Эллерт.
"Слишком недолго, мучительно мало мы были вместе..." Эллерт забыл, что находится среди тренированных телепатов матриксного круга. На короткий момент он опустил защитные барьеры и увидел, как тень, омрачившая его, отразилась на лицах окружающих.
- Превратности войны, - сказал Эллерт, пожав плечами. - Мир живет по своим правилам, а не так, как нам хочется.
Произнося клише, он ощущал претенциозную чопорность своих слов. Однако все выказали вежливое равнодушие, мысленно отвернувшись в сторону. Пока Донел сообщал о цели их визита, Эллерт постепенно пришел в себя.
- Отец послал меня за первой партией противопожарных химикатов, которые нужно доставить на станцию. Другие партии можно будет послать с вьючными животными.
- Вы построили новую пожарную станцию на вершине горы?
Разговор перешел на общие темы, на борьбу с огнем и погоду в нынешнем сезоне. Один из _лерони_ повел Донела за пакетом с химикатами, которые следовало отвезти в Алдаран. Розаура отвела Эллерта в сторону.
- Мне очень жаль, что тебе пришлось так быстро проститься с супругой, родич, - сказала она. - Но если Кассандра сейчас находится на связи, ты можешь поговорить с ней.
Эллерт вздрогнул. Он уже давно решил, что если ему не суждено больше увидеть Кассандру, то, по крайней мере, они избегнут трагедии, которую он прозревал в будущем. Однако он не мог упустить случая поговорить с ней.
Матриксный зал был похож на любой другой - со сводчатым потолком, голубыми окнами, откуда струился мягкий свет, экраном монитора и огромной матриксной решеткой. Молодая женщина в одеянии свободного покроя из мягкой ткани стояла на коленях перед решеткой. Ее лицо было отрешенным и сосредоточенным - лицо матриксного техника, чей разум настроен на внешние сигналы, а мысль улавливается в ретрансляционной сети, связывавшей всех телепатов в Башнях Дарковера.
Эллерт занял место рядом с девушкой, но часть его сознания по-прежнему оставалась неспокойной.
"Что я скажу ей? Как смогу общаться с ней, даже на расстоянии?"
Но старая выучка взяла свое. Ритуальное дыхание успокоило разум, тело автоматически приняло одну из расслабленных поз, которые можно сохранять достаточно долго, не испытывая усталости.
Хастур погрузился в необъятную вращающуюся темноту, словно скользил на планере над бескрайней равниной. Мысли кружились и мелькали, словно звуки отдаленных разговоров в наполненном людьми огромном зале - бессмысленные, поскольку он не знал их контекста или происхождения. Медленно свыкаясь со структурой трансляционной сети, сложившейся на этом сеансе, ощутил более определенное прикосновение, голос Розауры.
"Хали..."
"Мы здесь, что там у вас?"
"Если леди Кассандра Эйлард-Хастур находится среди вас, то передайте ей, что ее муж сейчас находится у нас в Трамонтане и хочет поговорить с ней".
"Эллерт, это ты? - Прикосновение Ариэллы было таким же узнаваемым, как ее пшеничные волосы и задорная девичья улыбка. - Думаю, Кассандра сейчас спит, но ради такого случая она будет рада проснуться. Передай мои приветствия кузине Ренате; я часто думаю о ней с любовью и благодарностью. Сейчас я разбужу Кассандру".
Ариэлла исчезла. Эллерт вернулся в пустоту, наполненную шорохами и шепотами. Послания проносились мимо него, не затрагивая ту часть его разума, которая могла бы зарегистрировать или запомнить их. Затем, неожиданно, она оказалась рядом - возле него, вокруг него. Ее присутствие было почти физически ощутимым...
"Кассандра!"
"Эллерт, любимый!"
Смесь слез, изумления, недоверия... Ощущение возрожденной целостности, две-три минуты абсолютного, экстатического единения, словно крепкое объятие... Этот момент можно было сравнить лишь с тем, когда он впервые овладел ею. Все его защитные барьеры рухнули. Эллерт почувствовал, как его разум сливается с ее во взаимном проникновении, более страстном, чем слияние их тел.
Это не могло продлиться долго на таком глубинном уровне. Ощущение начало размываться и пропадать, сокращаясь до обычной мысли, обычного контакта.
"Эллерт, как ты оказался в Трамонтане?"
"Прилетел с приемным сыном лорда Алдарана за партией противопожарных химикатов. В Хеллерах начинается сезон летних гроз, и мы опасаемся пожаров". - Он передал Кассандре мысленный образ - парящий планер, восторженная радость полета, ощущение ветра, бьющего в лицо.
"У нас здесь тоже были пожары. Башню атаковали аэрокары, начиненные зажигательной смесью".
Хастур увидел языки пламени, бушующие на побережье, взрывы, сбитый аэрокар, пылающий как метеор в стремительном падении, предсмертные вопли летчика-самоубийцы, наглотавшегося наркотиков...
"Но ты цела, любимая?"
"Я жива и здорова, хотя все мы устали, работаем днем и ночью. Я должна о многом рассказать тебе. Когда ты вернешься?"
"Это зависит от воли богов, Кассандра, но я не буду откладывать дольше, чем необходимо..."
Он знал, что это правда. Возможно, было бы мудро больше никогда не встречаться с ней, но уже сейчас он мог видеть день, когда прижмет ее к сердцу. Внезапно Эллерт понял, что даже перед угрозой смерти он не отступится от любви... и она тоже.
"Эллерт, стоит ли нам опасаться вступления Алдарана в эту войну? С тех пор, как ты покинул нас и уехал в Хеллеры, мы боимся этого больше всего".
"Нет, Алдаран слишком занят раздорами с собственной родней; он не захочет вступать в войну. Я обучаю _ларану_ приемного сына лорда Алдарана, а Рената заботится о его дочери".
"Она очень красива?" - Эллерт уловил в ее мыслях слабый, но безошибочный отзвук ревности. Кому предназначалась эта ревность - Ренате или Дорилис? Он услышал ответ: "Обоим..."
"Да, она очень красива... - Эллерт попытался придать своим мыслям юмористический оттенок. - Ей одиннадцать лет... но ни одна женщина в этом мире, даже Благословенная Кассильда в ее гробнице, не может быть и вполовину такой прекрасной, как ты, моя любимая..."
Затем наступил новый момент полного, экстатического слияния, как если бы они срослись всем, что составляло их существо: разумом, душою, телом... "Это надо прекратить. Кассандра долго не выдержит. Нельзя забывать, что она работает Наблюдающей".
Медленно, неохотно Эллерт разорвал контакт, позволил ему исчезнуть, превратиться в ничто, но его разум по-прежнему оставался полон женой, как если бы он ощущал вкус ее поцелуя на губах.
Усталый и ошеломленный, Эллерт очнулся в матриксном чертоге, залитом голубым светом, ощутил собственное тело - холодное и оцепеневшее. Спустя довольно долгое время он зашевелился, встал и тихо вышел наружу, не беспокоя работников трансляционной сети. Спускаясь по длинной спиральной лестнице, он не знал, следует ли радоваться этому разговору.
"Это заново укрепило узы, которые, возможно, было бы лучше разорвать". В своем единстве с Кассандрой он узнал о себе многое, чего не мог постичь одним лишь разумом. Но он чувствовал, что Кассандра по-своему тоже пыталась освободиться. Это не возмущало его. Теперь их связывало нечто другое: неразделенное желание, томление и неизбывная печаль.
А любовь? _А любовь?_
"В конце концов, что такое любовь?" Эллерт не был уверен, принадлежала ли эта мысль ему самому, или же он каким-то образом уловил ее, воспользовавшись замешательством жены.
Розаура встретила Хастура у подножия лестницы. Если она и заметила его растерянность и следы слез, то не подала виду; среди телепатов Башни, где ни одна сильная эмоция не могла долго оставаться незамеченной, существовали определенные правила вежливости.
- Ты должен чувствовать усталость и опустошенность после контакта на таком большом расстоянии, - деловым тоном заметила девушка. - Пошли, тебе нужно подкрепиться и восстановить силы.
Донел присоединился к ним за трапезой вместе с полудюжиной работников Башни, чья рабочая смена еще не наступила. Все они были немного взвинчены, ненадолго освободившись от напряжения и радуясь новой компании, что было редкостью в этом уединенном месте. Печаль Эллерта и его томление по Кассандре были смыты приливом шуток и смеха. Еда была ему незнакома, хотя и хороша: сладкое белое горное вино, с десяток разных блюд из грибов, вареный желтоватый стебель или корень какого-то растения, сбитый в пюре и сформованный в котлетки, обжаренные в растительном масле. Однако мяса не было. Розаура сообщила ему, что они решили провести эксперимент с диетой, исключающей мясо и животные жиры, и посмотреть, будет ли это способствовать обострению телепатического восприятия. Эллерту это казалось странным и немного глупым, но он сам в течение нескольких лет жил на такой диете в Неварсине.
- Прежде чем вы покинете нас, мы хотим передать сообщение для твоего приемного отца, Донел, - сказал Ян-Микел. - Скатфелл разослал гонцов в Скатфелл и Сэйн-Скарп, к Ардаисам, Скаравелам и Кастамирам. Я не знаю, в чем суть дела, но как верховный лорд Скатфелла твой приемный отец должен знать об этом. Ракхел не доверяет свои послания нашей трансляционной сети, поэтому я опасаюсь, что назревает какой-то тайный сговор. До нас дошли слухи о раздоре между твоим отцом и Скатфеллом. Лорд Алдаран должен быть предупрежден.
- Я благодарю вас от лица своего приемного отца, - озабоченно произнес Донел. - Разумеется, мы подозреваем что-то в этом роде, но наша домашняя _лерони_ уже стара и до последнего времени была обременена заботами о моей сестре, поэтому мы не могли воспользоваться ее искусством.
- Здорова ли твоя сестра? - спросила Розаура. - Мы были бы рады пригласить ее в Трамонтану для обследования.
- Рената Лейнье специально приехала из Хали, чтобы заботиться о Дорилис, пока она не повзрослеет, - сообщил Донел.
Розаура улыбнулась:
- Рената из Хали! Я хорошо знакома с ней по сеансам связи. Твоя сестра в надежных руках, Донел.
Пришло время готовиться к отлету. Одна из Наблюдающих принесла им аккуратно перевязанные пакеты с химикатами. Смешанное с водой или другими жидкостями, это вещество могло многократно увеличивать свой объем, превращаясь в белую пену, способную потушить пламя на большой территории.
Донел подошел к высокому парапету башни и встал там, изучая небо. Когда он спустился, его лицо было очень серьезным.
- До захода солнца может разразиться гроза, - сказал он. - Нам нельзя терять времени.
На этот раз Эллерт без промедления шагнул в воздух и поднялся в восходящем потоке, пользуясь силой своего матрикса для поддержания равновесия и создания дополнительной подъемной тяги. Однако он уже не мог полностью отдаться восторгу полета. Контакт с Кассандрой, несмотря на пережитое блаженство, оставил его взволнованным и опустошенным. Хастур старался отвлечься от мыслей об этом: полет требовал концентрации внимания, и любые посторонние мысли были непозволительной роскошью. Однако снова и снова видел перед собой лица, рисуемые _лараном_: крупного, добродушного с виду мужчину, странно напоминавшего _дома_ Микела из Алдарана; Кассандру, плачущую в своей комнате в Башне Хали, встающую и собирающуюся с духом для работы в ретрансляционной сети; Ренату, встречающую вызов Дорилис... Сделав над собой усилие, он поднялся выше. Потоки воздуха овевали тело. Редкие толчки мучительно отдавались в кончиках пальцев, словно каждый был когтем парящего ястреба. Он знал, что в этот момент разделяет мимолетную фантазию Донела, которому нравилось воображать себя птицей.
- Впереди грозовой фронт, - сказал Донел. - Мне очень жаль, что приходится сильно отклониться от заданного маршрута, ведь ты не привык к полетам, но мы должны обойти грозу стороной. Опасно летать так близко к шторму. Следуй за мной, кузен.
Планер Деллерея поймал подходящий воздушный поток и заскользил, направляемый матриксом, в сторону от прямой, ведущей к замку Алдаран. Эллерт тоже заметил тучи, но скорее ощущал, чем видел, разряды электричества. Они опустились почти до земли по длинной спирали.
Эллерт чувствовал растущее раздражение Донела: "Неужели придется где-нибудь приземлиться и переждать бурю? Я бы рискнул, но Эллерт еще неопытен..."
"Я готов рискнуть, Донел".
"Тогда полетели. Ощущение будет такое, словно уклоняешься от ливня стрел, но я проделывал это неоднократно".
Качнув крыльями, Донел взмыл вверх вместе с быстрым течением, затем устремился в разрыв между облаками.
"Быстрее! Молния только что ударила здесь, и скоро накопится следующий заряд!"
Эллерт ощутил непривычную резкую щекотку. Они снова устремились к просвету между молниями. Сам он никогда бы не решился лететь туда, но доверял _ларану_ Донела. Тот в точности знал, где и когда ударит молния, однако Эллерт чувствовал, что даже его бьет холодная дрожь. Они пролетели через неожиданный шквал дождя. Эллерт, продрогший и вымокший до нитки, вцепился в планки планера. Мокрая одежда примерзала к коже. Он последовал за Донелом по длинной, тошнотворно-стремительной дуге в нисходящем потоке и в последнюю секунду поднялся, закружив над стенами замка Алдаран.
Донел начал мысленно инструктировать Хастура:
"Мы не можем спускаться немедленно; на одежде и планерах накопился слишком большой электростатический заряд. Если мы коснемся ногами земли, нас оглушит ударом тока. Нужно немного покружиться наверху. Пари: раскинь руки, чтобы уменьшить заряд!"
Следуя инструкции, Эллерт выписывал ленивые, сонные круги. Он чувствовал, что Донел снова воплотился в ястреба. Эллерт от нечего делать взглянул вниз. За прошедшие месяцы это место стало для него вторым домом, но сейчас он с тревогой увидел длинную кавалькаду всадников, скакавших к воротам. Развернувшись, Эллерт послал Донелу бессловесный крик-предупреждение, когда человек, возглавлявший всадников, обнажил меч, и звук его призыва _почти_ донесся до слуха юноши.
- Но там никого нет, родич, - встревоженно сказал Донел. - Что ты видел? Что тебе померещилось?
Эллерт изумленно заморгал. Внезапный приступ головокружения заставил крылья его планера вздрогнуть, и он автоматически сместил положение тела, чтобы восстановить равновесие. Под ним в сгущавшихся сумерках лежала пустынная дорога к замку Алдаран - никаких всадников, никаких знамен. _Ларан_ показал ему то, что могло произойти в будущем... а могло и не произойти. Видение исчезло бесследно.
Донел качнул крыльями и подлетел ближе к нему. Его тревога немедленно передалась Эллерту.
- Нам нужно спускаться сейчас же, даже если нас ударит током! - крикнул он. В следующее мгновение Эллерт прочитал его мысль: "Приближается новый шторм!"
Но облаков не было.
"Этой грозе не нужны облака, - в ужасе думал Донел. - Это гнев моей сестры, рождающий молнии. Облака придут потом. Она не нанесет сознательного удара, но нам нужно спускаться как можно быстрее!"
Деллерей стремительно понесся вниз, переместив вес так, что теперь находился практически в вертикальном положении, изогнувшись, словно акробат. Эллерт, более осторожный и менее опытный, спускался по обычной нисходящей спирали, но все равно упал, когда электрический разряд мучительной болью отдался во всем теле. Донел торопливо расстегнул летное снаряжение и вручил планер подбежавшему слуге.
- Что это могло быть? - пробормотал он. - Что могло так расстроить или испугать Дорилис?
Извинившись перед Эллертом, юноша поспешно ушел во внутренние покои замка.



далее: 18 >>
назад: 16 <<

Мэрион Зиммер Брэдли. Королева бурь
   КЭТРИН МУР - ПЕРВОЙ ЛЕДИ НАУЧНОЙ ФАНТАСТИКИ.
   1
   2
   3
   4
   5
   6
   7
   8
   9
   10
   11
   12
   13
   14
   15
   16
   17
   18
   19
   20
   21
   22
   23
   24
   25
   26
   27
   28
   29
   30